Лариса Касьянова, статья «Мягкая сепарация».

Мягкая сепарация. Время неизбежно наступает, когда наши дети требуют признать их взрослыми. Радуйтесь родители, что ваше чадо может себе позволить такой бунт, значит вы дали ему эту возможность. Значит перед вами взрослеющая личность , которая еще конечно сильно от вас зависит, и может наделать кучу ошибок. Проблема наша в том, что мы совершенно не успеваем за временем, совершенно не замечаем, что прошло уже 15 лет, а мы по-прежнему говорим: «Мы закончили школу», «Мы будем поступать туда- то», «Мы влюбились», «У нас появился мальчик или девочка». Мы говорим так, как будто нашему дитю все еще 1 мес, когда фразы «Мы пописали», «У нас заболел живот» естественные для развития ребенка- грудничка, ( психологи называют это время временем «здорового слияния» или конфлюэнции), в 15 лет режут слух. Конфлюэнция необходима ребенку для его выживания, но по мере взросления ему все меньше требуется этого слияния для выживания, но мы продолжаем использовать этот механизм, как наиболее понятный и привычный. И если мы достаточно авторитарны и требуем от ребенка беспрекословного подчинения (оправдывая это нашими страхами за его здоровье), то врят ли ваш ребенок в 20 лет будет радовать вас зрелыми независимыми поступками, а дальше станет руководителем супер-проекта или бизнесом начнет заниматься. Все очень просто: сначала ребенок учиться в свой семье – отстаивать свое мнение, защищать свои интересы, говорить нет своим самым главным критикам – родителям. А потом, если этот опыт оказался возможным, переносит образцы поведения в социум: решает, добивается, отстаивает, проявляет инициативу. Конечно, бывают и другие примеры, когда родители достаточно гибки в вопросах воспитания, живут по принципу партнерства и доверия, но не забывают свою контролирующую функцию вовремя включать, но чаще ко мне на консультацию приходят родители и просят повлиять на ребенка «Что то он перестал слушаться», «совсем перестал уважать!» ( когда начинаю уточнять как это перестал уважать, тоже приходим к выводу, что перестал слушаться») И вот наступает момент сепарации. Конечно, он проходит не за один день. Весь подростковый период – это период сепарации. Либо проходит по крайнему сценарию, когда дети совсем уходят из дома – крайний случай резкого разрыва с родителями, как правило, еще в то время когда ребенок очень нуждается в поддержке родителей. Либо они и вовсе не смеют помышлять о себе как об отдельной личности. И тогда из слияния с родителями переходят в слияние со своими мужьями, женами, работодателями ( как повезет). В моей практике был случай, когда мама никак не хотела признавать, что взрослеющей дочери нужно больше свободы и доверия. Было не очень понятно маме для чего ей эта свобода. Я долго размышляла, как на понятном языке донести до мамы, что без такой свободы ребенок никогда не научится жить самостоятельно. Я назвала этот процесс – «мягкая сепарация». И сравнила его с моментом, когда мы обучаем детей ходить. Как мы сначала держим его крепко двумя руками. Потом даем шанс постоять самостоятельно, смело отпускаем ребенка для первого шага, подхватываем при необходимости, подбадриваем даже при самой маленькой удачи ребенка. И рано или поздно результат на лицо. Так что же с нами, родителями, происходит, когда тот же процесс «Уметь самостоятельно ходить», но не в физиологическом плане, в психологическом, требует от нас смелости, мягкой поддержки детей, достаточной свободы , возможности падать, мы превращаемся в монстров контроля. Мы уже не подбадриваем и не хвалим, мы ругаем и требуем. Ответ очевиден.

Касьянова Лариса Ивановна

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс