Бб блог наши потери. История матери, потерявшей ребенка

Мама, которая потеряла троих детей: «Это был тяжёлый путь, но это был путь к себе»

Говорят, что снаряд не попадает дважды в одну воронку. Но иногда именно так распоряжается судьба. Мы публикуем историю нашей читательницы, которая трижды пережила потерю ребенка. Сейчас она мама двоих детей – усыновленной девочки и новорожденной дочки.

Источник фото: архив автора

Я — мама, и это драгоценное слово я слышу каждый день. А ведь было время, когда я почти потеряла на это надежду. Я хочу поделиться с вами историей моего материнства. Зачем. Возможно, кого-то мой рассказ поддержит в трудную минуту, даст пищу для размышлений, вдохновит или утешит. Буду рада.

Первая беременность – летала от счастья

О том, что скоро станем родителями, мы с мужем впервые узнали совсем молодыми, ещё студентами. Эта новость была неожиданной, но радостной. С восторгом я прислушивалась к новым ощущениям: у меня будет ребёнок!

Помню, останавливалась у зеркала и удивлялась, рассматривая себя: улыбка, глаза вот вроде те же, что и раньше, но какие-то другие, немного незнакомые. Я ощущала себя причастной к какой-то тайне, может быть, самой важной и доброй на земле.

Самочувствие моё было отличным, я была молодая, здоровая, хотела стать мамой — значит, это и должно было произойти. Но не тут-то было.

Плановое УЗИ изменило все

Примерно в середине беременности участковый гинеколог, осмотрев меня и проведя плановое УЗИ, почему-то не ограничился этим и направил меня в профильный медицинский центр. Я, не ожидая ничего плохого, отправилась туда одна.

Ещё одно УЗИ у именитого доктора — он, вначале такой улыбчивый, вмиг посерьёзнел, глянув на монитор аппарата, долго всматривался в изображение на нём, что-то высчитывал. И молчал. Я тоже молчала, ни о чём не спрашивала — я чувствовала, даже почти уже знала, что как только он заговорит, в мою жизнь придёт беда.

Не помню, как после беседы с врачом-генетиком я добиралась домой. Вердикт врачей был таков: плод нежизнеспособен, а ребёнок, даже если и родится живым, будет глубоким инвалидом, поэтому беременность нужно прервать. Но решение за нами: лишить ребёнка жизни сейчас или позволить ему родиться и прожить пускай коротенькую, но данную Богом жизнь.

Самая страшная ночь в больнице

Между принятием этого убийственного в прямом смысле решения и преждевременными искусственными родами прошло две недели. То, что раньше было источником счастья и гордости: вид округлившегося живота, движения ребёнка, внимание окружающих, например, в транспорте, когда мне предлагали присесть, — стало причинять страдания. Уверена, что младенец тоже всё чувствовал: он как будто замер, шевеления стали редкими и слабыми.

А ту страшную ночь в больнице я не забуду никогда — это была ночь абсолютного, всепоглощающего одиночества, страха и чувства вины. Родовые муки, которые я ощутила в полной мере, не были предвестниками радости от встречи с новорождённым. Я рожала человека не для жизни. В этом году моей старшей дочке исполнилось бы шестнадцать лет.

Источник фото: obviousmag.org

Еще одна беременность – еще одно горе

Врачи уверяли: то, что произошло — случайность, с большой долей вероятности в следующий раз это не повторится. Что ж, в некотором смысле они были правы.

Через полтора года мы с мужем решились на новую беременность. Я уже была осторожнее в своей радости, несколько раз лежала на сохранении, но верила, что наше желание (уже даже мечта) стать родителями скоро исполнится. Да и врач не видел поводов для беспокойства.

И вот на сроке двадцать семь недель я почувствовала себя плохо, и скорая отвезла меня в больницу, специализирующуюся на выхаживании недоношенных детей. Снова УЗИ, консультации, консилиумы врачей, которые то дарили, то отнимали надежду на благополучный исход. А у меня было стойкое ощущение, что я заблудилась во времени и не могу найти выход. События, которые происходили со мной тогда, до боли напоминали события двухлетней давности.

В день, когда врачи решили сохранять беременность, у меня родился сын.

Детская реанимация

Я не знаю на земле другого места, где острее страх, отчаяннее надежда. Именно в детской реанимации я встретила многих и многих сильных духом людей: и родителей, до последнего дня верящих в своих детей, и Врачей с большой буквы, которые совершали практически невозможное, чтобы спасти каждого ребёнка. Но, к сожалению, эти прекрасные люди не всесильны.

Мы окрестили нашего мальчика через неделю после рождения, прямо в отделении реанимации, не вынимая из кувеза. После этого мне стало легче. А впереди были долгие дни и ночи, недели, месяцы борьбы за жизнь нашего сына.

Источник фото: архив автора

Шло время, раньше срока или в тяжёлом состоянии рождались дети, поступали в реанимацию, поправлялись, выписывались. Помню глаза родителей, которым сообщали, что их ребёнок больше не нуждается в интенсивной терапии и переводится в детское отделение для выхаживания. И мама сможет наконец своего ребёнка обнять.

Были и утраты. Моему же малышу не становилось ни хуже, ни лучше, а я ездила к нему каждый день. И вот мы вместе — в больнице, но всё-таки вместе. Я почти всё время держала своего маленького на руках — мне хотелось восполнить то, чего нам с ним не хватало на протяжении долгого времени.

Несколько раз сын забывал дышать

Было очень тяжело: со сном, питанием, терморегуляцией, развитием у ребёнка были большие проблемы. Несколько раз сын «забывал» дышать, задыхался, терял сознание — и снова реанимация.

Вспоминаю: я бегу по коридору, кричу, чтобы вызывали реаниматологов — и всё не могу, как в страшном сне, добежать, докричаться. Но самым страшным было то, что никто не знал, почему мой ребёнок не дышит — никакие анализы и обследования не указывали на причину проблемы. Поэтому вопрос прибывшего в очередной раз реаниматолога, спасать ли ребёнка, меня не удивил, но ранил.

Не осталось ни одного фото

С течением времени, конечно, я потеряла чувствительность к подобным вещам: когда приходится делать массаж сердца собственному ребёнку, становится не до сантиментов.

А в возрасте восьми с половиной месяцев мой мальчик умер. Вот о чём я сейчас жалею: у меня не осталось ни единой его фотографии. Отчётливо помню какие-то мелочи: падающие с неба пушистые хлопья снега, цвет кирпичной больничной стены, сосновую ветку — а лицо сыночка почти забыла.

Третья девочка прожила всего месяц

Я очень хотела ребенка. Ну, вот именно своего — ни в коем случае не усыновлённого. Смотрела однажды передачу, где гости рассуждали на тему бездетности и высказывались в духе: не можешь родить — усынови, и негодовала. Мне не нужен чужой ребёнок!

Я была готова на всё. Обследования, анализы (врачи предполагали, что причина наших бед — внутриутробная инфекция невыясненной этиологии), два курса лечения в московской клинике у известного профессора. И вот я снова беременна, и в положенный срок у меня рождается девочка. Она прожила всего месяц.

Я не помню, о чём говорила, о чём думала, как я вообще жила в это время. С мужем через два года после смерти дочери мы расстались. А через год после развода я совершенно случайно (хотя случайностей, конечно, не бывает), встретила её — мою дочку.

Источник фото: архив автора

Любимая дочка ждала в детском доме

Ей было четыре года, она воспитывалась в детском доме. Помню, впервые взяв её на руки, я подумала словами ослика Иа из мультфильма:

Это мой любимый размер.

Трогательная, беззащитная, какая-то потерянная, родная моя девочка.

Документы на удочерение я оформила очень и очень быстро. И пускай не я учила её первым словам и шагам, не видела её смешным младенцем, зато я показала ей корову в деревне и волны на море, отвела её в первый класс и исполнила новогоднюю мечту.

Я могла бы на этом закончить свой рассказ и сказать: «У моей истории счастливый конец». Но жизнь, безусловно, намного интереснее того, что мы о ней иногда представляем. Недавно я снова стала мамой — беременность была лёгкой, роды — замечательными. И я могу сказать, что люблю своих дочек одинаково — нет, всё же по-разному, но одинаково сильно.

Источник фото: архив автора

Конечно, мою жизнь наполняют не только дети — они важная, но не единственная её часть. Если бы я не стала мамой, я бы всё равно постаралась стать счастливой. Хотела бы я, если бы могла, изменить своё прошлое, свою судьбу. Не знаю. Это был тяжёлый путь, но это был путь к себе.

Я понимаю: всё, что с нами происходит, — к лучшему, и всё случается в нужное время. Жизнь продолжается, и я постараюсь научить своих детей с благодарностью проходить её уроки и беречь её, жизнь, в каждом человеке — крошечном и стареньком, здоровом и не очень.

Хотите поделиться своей историей? Пишите нам на editor@rebenok.by

Бб блог наши потери. История матери, потерявшей ребенка

Это письмо я пишу спустя 1 год, 7 месяцев и с тех пор, как моя жизнь разделилась на «до» и «после». К письму прилагается «Постановление о закрытие уголовного дела». Но, к сожалению, скупые строки следователя никогда не смогут передать чувства матери, потерявшей ребенка.

Меня зовут Ольга, мне 30 лет. Этой историей я хочу поделиться как можно с большим количеством людей, чтобы уберечь кого-то от ошибки.

Мой семилетний сын Игорек очень жизнерадостный, веселый и подвижный мальчик. Редко болеющий ребенок, любящий подвижные игры и постоянно задающий массу вопросов. Так было когда-то.

Впервые «мы» переболели ветрянкой в 1,5 годика (об этом имеется запись в амбулаторной карточке,10.10.2005года). Все как у всех, вылечили и побежали познавать мир дальше. Но в 7 лет диагноз повторился (на пасхальные праздники), врач у которого мы были на приёме Стрельченко Тамара Викторовна, участковый педиатр Корсунь-шевченковской ЦРБ удивила ответом, что переболеть подобной болезнью два раза невозможно, и объяснила это тем, что первичный диагноз тогда был поставлен неверно. После болезни (сын был 10 дней дома, хотя больничный при таком диагнозе не менее 21 дня) врач поинтересовалась состоянием здоровья, но не предложила сделать анализы, чтобы проверить все ли в норме. На этом наше лечение от повторного заболевания ветрянкой закончилось.

1 июля 2011 года сын поехал к моему отцу, своему дедушке. Все было замечательно, ребенок играл, отдыхал и был под постоянным наблюдением. Но уже 15 числа утром у Игоря поднялась температура, о чем сообщил мне папа, позвонив по телефону. Папа предложил лечить внука самостоятельно, но я настояла на том, чтобы ребенка привезли ко мне. Дело в том, что мы редко расставались, он всегда был со мной рядом. И, конечно же, я не могла допустить, чтобы мой больной ребенок находился вдали от меня, хотя его дедушка очень ответственный человек. В тот же день, в 11 утра, когда сын приехал, после дороги он был очень уставшим, жаловался на боли в животике, я подумала, что это от жары и долгой утомительной дороги. Я обратилась с 11 до 12 утра с сыном в нашу больницу. На приеме был врач Конельский В.Д. в то время работавший участковый педиатром детской поликлиники Корсунь-Шевченковской РЦБ (в данный момент работает по месту приписки, г.Харьков). Осмотрев сына, ощупав живот, послушав сердце, врач предположил, что это может быть отравление. Доктор дал направление на анализ мочи и посоветовал сделать клизму, прописал лекарства, результат со сделанными анализами доктор вклеил в карточку. Лимфоузлы не осматривались! На анализ крови нас не направляли.

Придя домой, мы сделали клизму, и Игорю стало легче, температура стабилизировалась. Я облегченно вздохнула. На второй день с утра Игорек играл на свежем воздухе, ездил на велосипеде, вел себя как здоровый ребенок. Ближе к вечеру, когда мы были на улице вместе, Игорек резко повернул голову, и я увидела напухшие лимфоузлы на его шейке. Так как бабушка у меня врач-стоматолог со стажем, я спросила ее, может ли это быть то, о чем я думаю… Онко-заболевание. Бабушка подтвердила мои догадки, но старалась успокоить, говорила, что такое может быть даже от сквозняка в дороге.

На следующий день, а это было воскресенье 17 июля 2011года, я помчала с ребенком в больницу, хотела опровергнуть свою страшную догадку. Моему мальчику опять стало хуже, температура 38.3. Очередной врач -дежурный врач Гомелюк В.М. педиатр приемного отделения осмотрел ребенка и, услышав, что нет ни поноса, ни рвоты, ни других каких-либо симптомов отравления спросил, сколько раз делали клизму. Услышав ответ, что клизму делали только раз, ответил – надо делать еще. Я попросила посмотреть на увеличенные лимфатические узлы у сыночка, они меня беспокоили, но ответ был не внятным.

Я взяла инициативу в свои руки и начала просить направление на анализ крови, на что врач, нехотя его выписал, и сказал, что можно будет осуществить это завтра. Так как это был выходной. Я настойчиво просила анализ именно сегодня и именно сейчас. Мои худшие догадки оправдались, дождавшись результатов, я узнала, что лейкоцитов в крови 223. Врач не предложил госпитализацию. Потому, мы повезли Игорька с его дедушкой в детское отделение Черкасской онкологической больницы, без направления, самостоятельно. В приемной нас встретила медсестра, которая, посмотрев на ребенка, сказала, что ребенок не кровит, пришел своими ножками и не выглядит как больной, направления нет, а значит, врача она вызывать не будет.

С утра следующего дня мы направились к Несмияновой Н.В. (участковый педиатр Корсунь-Шевченковской ЦРБ), но она даже слушать нас не хотела, аргументировав это тем, что мы без талончика. Это был понедельник. В больнице были громадные очереди, ясно, что с такими анализами мы не хотели терять ни минуты, и я отправилась в детское отделение, где от врача Тараненко Ольги Федоровны получила, наконец, консультацию, внимание, а главное направление на повторный анализ крови с формулой, рентген грудной клетки и УЗД селезенки и печенки, увидев результаты она сразу же дала направление в Черкасскую онкологическую больницу.

В этот же день Черкасское гематологическое отделение приняло нас. Повторный анализ крови показал, что лейкоциты увеличились вдвое. Поставив диагноз – «острый лимфобластный лейкоз Т-клеточный» нас начали лечить, но тщетно. Моему мальчику становилось хуже.

На 5-й день лечения нам была назначена химиотерапия.

Но в 4 часа утра 22 июля 2011 года Игорька не стало. Мой ребенок сгорел за 5 дней…

«Я навсегда мама Евы»: история о потере ребенка

«Меня зовут Ксения и я стала «мамой ангела» через три дня после своего 32-го дня рождения». В 2016 году в России появилось более 17 000 мертворожденных детей. Из них 1/3 погибших новорожденных – доношенные. Женщин, переживших перинатальную потерю, называют «мамами ангелов». Одна из них рассказала нам свою очень грустную историю.

Она рождается, и я чувствую, какая она. тёплая

Когда я задумывалась о детях, то всегда хотела дочку. А еще чтобы она, как и я, родилась под знаком Овна. И вот оно счастье – мне ставят ПДР 18 апреля, сразу после Пасхи, и под сердцем у меня доченька!

Имя приходит сразу – Ева. Оно подстерегает меня на каждом углу, даже аптека так называется.

Беременность проходит легко, анализы отличные, УЗИ тоже. Вот подходит рубеж первого триместра, 1-й скрининг, и я выдыхаю. Всё хорошо, сердцебиение хорошее, пороков нет.

Роды. Последняя потуга. она рождается, и я чувствую, какая она. тёплая. И мёртвая? Как это возможно? Она спит! Она сейчас проснётся и закричит, и всем врачам станет стыдно за то, что они говорили на УЗИ! Но она не кричит…

Акушерка перерезает пуповину («Пуповина белая, пустая»), несёт взвешивать малышку: «52 см, 2 560, время 04:20». На руки мне её не дают и не показывают.

«Сколько по вашим подсчётам дней », – спрашивает акушерка Оксана. «Дней пять. » – отвечаю я. «Да, похоже», – подтверждает акушерка. За окном светает.

Ощущение, что я смотрю плохой фильм

Несмотря на переезды и переживания моя беременность проходила хорошо: анализы отличные, УЗИ и КТГ в норме. К 34-35 неделе стало тяжело ходить, появилась одышка, но это такие мелочи, ведь впереди настоящая весна, Пасха и встреча с доченькой! С такими мыслями я заключила договор на роды, познакомилась с врачом и ждала «дня икс».

25 марта, суббота, нам 36.5 недель. Погода хмурая, настроение скверное и малышка не шевелится в обычные часы. Пишу подруге, что ребенок притих, и я переживаю. Она отвечает, что такое бывает: плохая погода, она спит, да и выросла уже, места ей мало. Я немного успокаиваюсь и решаю подождать до понедельника.

Понедельник, 27 марта. Мой день рождения. Утром мне нужно сходить сдать кровь натощак. Малышка никак не реагирует на голод, хотя обычно с утра в животе свистопляска – она просит поесть. Меня это настораживает, прошу сделать КТГ. И вот тут начинается мрак.

Санитарка долго пытается установить датчик, но слышно только отдалённое глухое сердцебиение (моё). Зовёт врача – тот же результат. Идём на УЗИ. Врач молча и долго водит по животу и смотрит в экран, затем приглашает ещё одного специалиста. Наконец они поворачивают монитор ко мне: «сердцебиения нет, признаки аутолиза» – малышка мертва уже несколько дней.

У меня шок. Ощущение, что я смотрю плохой фильм. Мне выдают направление на госпитализацию, приезжаю в приёмный покой. Ещё надеюсь, что на УЗИ ошиблись и сейчас, в РКБ врачи меня успокоят. Но нет.

На предродовых курсах к такому не готовят

Врач в приёмном покое был единственным адекватным доктором за время моего пребывания в роддоме. Он повторил УЗИ и сказал, что после того как меня поднимут в отделение, я могу попросить вызвать психолога.

В обсервации аншлаг: в коридорах лежат беременные, женщины после родов и КС. Завотделением разводит руками – все палаты заняты, даже платные. Только после подключения родственников меня определяют в четырёхместную палату.

Когда до меня дошло, что мне предстоит родить дочь самой, я подумала: «Нет, я не смогу». Мне было очень страшно: на предродовых курсах к такому не готовят. И тогда я вспомнила про психолога, о котором говорили в приёмном. Она настроила меня на роды, достучалась до меня, и я наконец поплакала.

Начали стимуляцию. Всем четверым из палаты одновременно. Если бы я прочитала обо всём раньше, я бы сказала моим соседкам: «Девочки! У вас есть выбор! Вы не обязаны слушать врачей и стимулировать роды именно сейчас! Вы имеете право обдумать, когда и как расставаться с детьми, у которых пороки, несовместимые с жизнью!» Но тогда я ничего не знала и была в шоке от смерти моей девочки.

Ева означает жизнь! Так почему я рожаю смерть?

На третьи сутки приходят схватки. Трое из нас попадают на ночную смену, а это значит: один врач, одна акушерка и одна санитарка на 5 родовых.

Меня поднимают в родзал последней из палаты, переодевают и оставляют на 2 часа одну. Мне страшно, от этого схватки становятся больнее. Я кричу, зову врача, акушерку, но никто не подходит.

Все схватки я провожу на ногах, через два часа приходит доктор. Он осматривает меня и говорит, что раскрытие почти полное, но надо подождать – в соседнем родзале вот-вот родится ребёнок – живой – и доктор нужен там. И он уходит еще на час или больше.

Остановить роды. всё равно, что пытаться остановить водопад. Схватки на полном раскрытии, я молюсь и уже готова смириться и умереть. Да, кстати, никто не предложил мне эпидуралку. И роды получились у меня, почти как хотела, максимально без вмешательств – вот ирония.

В соседней родовой слышен крик младенца. Вспоминают про меня – заходят акушерка и санитарка, как раз начинаются потуги. Акушерка пытается поставить мне в вену катетер, но меня тужит, и она протыкает пузырь. Воды бурые. Через две потуги рождается головка.

Ева означает жизнь! Так почему я рожаю смерть? Моя девочка никогда не закричит и так и не увидит маму. Её уносят взвешивать, а за окном рассветает. Моя утренняя звёздочка.

Я горевала по дочке даже во сне

Выход из роддома для меня был сродни выходу в космос. Казалось, прошло несколько лет. Я выхожу с пустыми руками, в них нет даже цветов – встречающие не догадались меня поздравить. Да, у меня нет ребёнка на руках, но это не значит, что я не стала мамой! И от этого хочется кричать.

День похорон Евы был очень ярким: моя дочь на несколько часов сблизила нашу семью — маму, папу (они в разводе) и родного брата. А дальше я собирала свою душу по кусочкам. Помню, как отрицала наступление Пасхи, весны, долго не снимала зимнюю одежду. Помню, как проснувшись однажды утром, осознала, что мне снилось, как я горевала по Еве. Меня это так разозлило: ну неужели хоть во сне я не могу отдохнуть!

Ева пришла и изменила мою жизнь

Каждый психолог, с которым я говорила после потери ребенка, очень мне помогал. Я старалась каждый день выходить из дома по разным поводам: покупки, врачи, физиолечение, церковь — что угодно, лишь бы не оставаться в комнате, которую отремонтировала к рождению Евы.

Шаг за шагом я возвращалась в себя, начала краситься перед выходом из дома, ходить на массаж, встречаться с подругами, путешествовать. А затем переехала в Москву и вышла на работу.

Я с новой стороны посмотрела на своих друзей и родных: узнала, кто из них способен впустить в себя чужую боль и поддержать в страшные минуты. Появились новые друзья, а некоторые из прежних перестали со мной общаться. А еще в моей жизни появился фонд «Свет в руках», которому оказались необходимы мои знания английского и моя помощь. Хотя, по-честному, мне эта помощь нужна была больше, чем им: чтобы почувствовать себя нужной, полезной и чтобы поплакать.

Я чувствую и знаю, что Ева пришла и изменила мою жизнь. Пока не знаю, куда приведёт меня этот путь, но абсолютно точно я начала слушать себя, любить себя, я переосмыслила слово «смирение». Я по-прежнему не знаю, почему она решила уйти, ни одной медицинской причины найдено не было.

Когда я задумываюсь о своих детях сейчас, я сознаюсь себе в том, что по-прежнему хочу дочь и не одну. Я бы родила много детей – и мальчиков, и девочек. Но не знаю, как я могу надеяться на это, ведь мои предыдущие мечты разрушились… Я не знаю, как жить дальше… я просто живу. Мне трудно говорить о ней без слёз. Но она не забыта. «Ты навсегда мама Евы», – слова, которые я ношу в своем сердце.

Благотворительный фонд «Свет в руках» помогает всем, кому нужна информационная, психологическая, юридическая или любая другая поддержка, связанная с гибелью ребенка во время беременности, родов или в неонатальный период. Фонд готов оказывать бесплатную помощь не только мамам и папам, но и другим людям, которых затронула смерть ребенка: членам семьи, друзьям, коллегам и сотрудникам служб здравоохранения.

Источники:

http://rebenok.by/articles/woman/advice/24913-mama-kotoraya-poteryala-troikh-detei-eto-byl-tyazhyoly-put-no-eto-byl-put-k-sebe.html
http://vra4i.proizvoly.net/istorii/istoriya_materi_poteryavshey_rebenka.html
http://deti.mail.ru/article/ya-navsegda-mama-evy-istoriya-zhenshiny-poteryavsh/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector