Приемный ребенок: выбор сердца и разума. Беседа с епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном. Усыновление в радость

Приемный ребенок: выбор сердца и разума

Беседа с епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном

Первая православная школа приемных родителей при Марфо-Мариинской обители за 11 месяцев своего существования уже подготовила 30 семей-выпускников. Десять из них взяли на воспитание детей. Помимо стандартной программы, разработанной городским Департаментом семейной и молодежной политики, в школе будущие приемные родители могут пройти катехизацию, пообщаться со священником, а также встретиться с теми семьями, которые уже воспитывают приемных детей. По окончании обучения выдается документ государственного образца – с сентября такое свидетельство о прохождении спецкурсов стало обязательным для потенциальных усыновителей.

О том, чему следует научиться будущим приемным родителям и как им справляться с духовными трудностями, порталу «Православие.ру» рассказывает организатор и духовник школы, председатель отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

– Какие главные знания должны получить потенциальные усыновители? И действительно ли теоретическая подготовка к родительству реально помогает на практике?

– Конечно, нужно познакомить усыновителей с особенностями детей, которые оказались по каким-то причинам вне семьи. Эти особенности, как правило, общие для всех таких детей: сложная психика, отсутствие телесного здоровья, часто отставание в развитии. Обычные критерии педагогики к этим детям не применимы. Поскольку все время меняются взрослые, которые живут и занимаются с ребятами в детском доме, у ребенка к ним не возникает устойчивой привязанности, и часто он не умеет любить. Травмированные дети легко переключаются с одного на другое, у них нет какой-то стабильности в жизни… В общем, приемный ребенок – не чистый лист, в его душе уже написаны жизнью разные каракули и даже скверные слова.

Кроме психологии, усыновители должны детально выяснить и юридическую сторону вопроса, чтобы знать и свои права, и права кровных родителей.

Но помимо специальных знаний, главное, чему должны учиться будущие родители, – это умение самим любить таких детей. А для этого нужно постоянное обращение к Источнику любви – к Богу. Через молитву, церковные таинства, чтение Священного Писания и соблюдение заповедей Господь дает нам чувство подлинной любви. У человека должно быть понимание, что воспитание ребенка – это подвиг, силы на который дает только Господь. «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18: 5).

Родители, исполняя слова Христа, должны просить помощи у Того, Кто заповедовал относиться с состраданием и сочувствием к чужому горю, тем более что тут мы имеем дело с детской бедой.

– Какие мотивы чаще всего заставляют задуматься об усыновлении? Как понять, готов ли человек взять на воспитание премного ребенка?

Должны быть нормальные отношения внутри семьи – осознанное стремление иметь детей у всех ее членов. Обязательно согласие мужа, а также кровных детей, если они есть. Одиноких женщин, которые хотят ребенка, мы не рассматриваем в качестве кандидатов в приемные родители. Но, конечно, каждый случай индивидуален, поэтому только духовник конкретной семьи может дать такой совет: брать ребенка или семья еще не готова к этому.

Курсы приемных родителей как раз и нужны, чтобы не скрывать всех трудностей, а честно о них рассказать – а решение остается за семьей. Нужно осознавать, что если в семье есть непонимание, ревность, то все эти проблемы многократно возрастут, если еще появится ребенок из детского дома, который к тому же сразу перетянет все внимание на себя, ведь он не умеет делиться своей любовью и не умеет жить в семье.

Иногда приходится снимать «розовые очки» с родителей, думающих, что ребенок, которого они усыновят, будет теперь до конца жизни благодарен им. Обдуманным решение об усыновлении становится тогда, когда человек понимает, что он идет на подвиг ради ребенка.

Чаще всего трудности не пугают тех, у кого долгое время не получается родить собственных детей. Стремление быть родителем заложено природой в каждом. Несмотря на то, что в наше время люди часто до достижения зрелого и очень зрелого возраста даже и не думают о семье и детях, в результате все равно большинство приходит к такому решению. Но есть и другие случаи, когда люди, уже воспитывающие нескольких детей, понимают, как важно для ребенка жить в семье, и решают взять к себе еще одного – приемного. Бывает, что просто до глубины души трогает чужое горе.

– Когда рождается свой, кровный ребенок, мы, к счастью, не можем выбирать, какой у него будет цвет глаз, характер, болезни и т.д., – родителям приходится любить его таким, какой он есть. А вот как выбрать ребенка в детском доме? И допустим ли сам выбор?

– Я думаю, что выбирать приемного ребенка допустимо: нужно увидеть и понять, полюбишь ли ты его, расположится ли твое сердце к нему. Конечно, этот выбор сердца нужно проверить разумом. Трезво оценить, по силам ли твоей семье взять ребенка, если он тяжело болен, например, или уже достаточно взрослый и успел приобрести какие-то очень плохие привычки – изменить кардинальным образом вы ведь его не сможете. Но голос сердца все равно стоит слушать – ведь и Сам Господь может указать, что это именно тот самый твой ребенок. Да еще и самому ребенку вы должны понравиться.

На практике же бывает так, что не вы выбираете из большого количества детей, а вам самим консультанты советуют – не детей подбирают к родителям, а родителей подбирают к детям. Стоит прислушаться и к этим рекомендациям.

– Многие родители жалуются, что и своих-то, кровных детей, даже в раннем возрасте, не удается привести в Церковь. А как быть с детьми из детского дома? Способны ли они, по вашему опыту, жить в воцерковленной семье?

– Зная опыт православных детских домов, могу сказать, что очень большой процент их выпускников затем не уходят из Церкви. Есть случаи, что некоторые выпускницы становятся женами священников.

Не имея в себе страха Божия, нельзя научить ему и своего ребенка. И наоборот, если таинства имеют большое значение для родителя, этот пример передается детям. Самое главное – нам самим постоянно быть со Христом, быть в поисках главного дара, главной цели – стяжания Духа Святого.

И хотя себя мы можем и должны заставлять любить, выполнять заповеди, да и просто рано утром в выходной день встать и пойти в церковь, то ребенка, конечно, силой не заставишь. Тут творческий подход нужен, ведь семейных традиций благочестивой жизни не сохранилось. Каждой семье нужно найти свой путь. Поэтому еще важно общаться с другими семьями, делиться опытом.

– Есть ли продолжение у школы приемных родителей – клуб для уже усыновивших?

То, что сегодня воспринимается многими как некая экзотика: многодетность, усыновление и так далее, – на самом деле естественно и нормально, а ведь этому можно научиться, только имея перед глазами живой пример.

Более того, со временем мы должны прийти к тому, чтобы такие семейные клубы объединились в родительскую ассоциацию и становились реальной общественной силой – могли бы выражать свое мнение по поводу разных опасных тенденций. В конце концов в связи с тем, что меняется законодательство в области социальной защиты детей, эта ассоциация могла бы участвовать в решении вопросов, забирать ли конкретного ребенка из конкретной семьи или нет.

Все-таки, несмотря на все различия и проблемы, с которыми сталкиваются приемные родители, жизнь всех семей развивается по неким общим правилам: есть посты, праздники, общие дела. Родители должны заботиться о воцерковлении ребенка с самого раннего детства, а при том, что многие наши взрослые еще сами мало знают о церковной жизни, им приходится преодолевать много трудностей на этом пути. В этом семьи должны поддерживать друг друга, помогать.

Кстати, поэтому, я считаю, очень желательно, чтобы и в школе приемных родителей занятия вели люди из многодетных семей: родители или их ставшие взрослыми дети. Мы их ищем и приглашаем поделиться опытом – особенно интересно было бы побывать у них дома, послушать какие-то истории из жизни, узнать, как они разрешают разные сложные ситуации. Ведь часто бывает, что даже специалисты-психологи из-за отсутствия собственного опыта семейной жизни не могут до конца понять проблемы подопечных. А после посещения многодетной семьи, в которой есть атмосфера любви, становится понятно, на что нужно равняться и к чему стремиться.

– Преподают ли в православной школе приемных родителей люди с таким опытом?

Но главное, что хотелось бы, – это чтобы те, кто приходят в школу приемных родителей, твердо поняли: без Бога мы не можем ничего, и чтобы они чаще обращались к Нему. Воспитание чужих детей, без преувеличения, подвиг, но важно помнить, что в лице усыновленного ребенка вы можете послужить Христу – Сыну Божиему, Который отдал за нас Свою жизнь и усыновил всех нас Богу. Это тот путь, где будет совсем непросто, но здесь вам будет помогать Сам Господь. «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, – говорит Христос, – ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11: 29–30).

Православная школа приемных родителей – одно из направлений работы Центра семейного устройства – проекта православной службы помощи «Милосердие».

Длительность курса – два месяца. Обучение проходит по программе, разработанной Департаментом семейной и молодежной политики города Москвы, с добавлением дополнительных занятий. К стандарту добавляются беседы со священником, общение с родителями, имеющими опыт воспитания приемных детей, и со специалистами по возрастной педагогике. Занятия ведут священники, психологи, юристы, педагоги и другие специалисты. По окончании обучения в школе будущим приемным родителям выдается документ государственного образца.

Выпускники школы, которые взяли на воспитание ребенка из детского дома, в любое время могут обратиться за консультациями в школу, а также посещать встречи Клуба православных родителей. Встречи клуба проходят ежемесячно, на них родители могут поделиться опытом и задать интересующие их вопросы. На встречи приглашают не только тех родителей, которые прошли обучение в школе, но и всех желающих.

Записаться на курсы в православную школу приемных родителей можно по телефону справочной службы «Милосердие»: (495) 972-97-02. Также по этому телефону можно присоединиться к Друзьям милосердия – всем тем, кто не остается равнодушным, когда ближнему нужна помощь.

Епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон: Сироты нуждаются не в подачках, а в семье

Во многих странах мира проблемы сиротства успешно решаются с участием церковных общин. Настоятели храмов и монастырей лучше, чем кто-либо, знают, кто из прихожан мог бы взять на воспитание сироту, какие семьи нуждаются в поддержке, кто будет способен ухаживать за инвалидом. О том, как организована помощь Церкви детям-сиротам и детям-инвалидам, журналу «Русский репортер» рассказал председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, духовник православной службы помощи «Милосердие» епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

Среди моих духовных чад много усыновителей. Как среди молодых сотрудниц сети церковных детских домов, так и среди священнослужителей. У нас в Смоленске есть священники, которые усыновили по несколько детей. А по России они создали целые детские приюты. Отец Николай Стремский в Оренбургской области воспитывает 36 детей, 24 ребенка сейчас находятся на попечении отца Бориса Кицко из Пермского края. Епископ Банченский Лонгин на Украине создал приют, где живут много сирот-инвалидов и дети с ВИЧ. Или, например, отец Андрей Воронин из Костромской области с подростками из церковного приюта ходит в походы на Эльбрус, занимается с ними скалолазанием, обучает навыкам походной жизни. Всего в стране действуют 90 церковных детских приютов, в них воспитываются около 1500 детей. Основная задача, которую мы ставим перед приютами — сделать все возможное, чтобы передать сирот в семьи. В Москве, в Марфо-Мариинской обители, нами открыт центр семейного устройства, где мы готовим мам и пап к усыновлению, а уже после усыновления сопровождаем и помогаем новым семьям, чем можем.

Надо признать, что на этом пути Церковь не всегда находит понимание у органов государственной власти. Нередко они чинят препятствия. Например, говорят: «Почему дети в ваших детских домах не ходят на дискотеки и мало смотрят телевизор?» Но по телевизору показывают много такого, что детям смотреть нельзя. И дискотеки часто становятся тем местом, где подростки приобщаются к спиртному и даже наркотикам. Мы не запрещаем детям развлекаться и танцевать. Во многих детских домах есть танцевальные, театральные кружки, художественные студии. Но детей мы приобщаем к искусству — классической музыке, хоровому пению, хорошему кино. И спорту.

Также наши сестры милосердия уже ухаживают за сиротами в детских домах для детей-инвалидов, в самых тяжелых отделениях. Как в здоровом, так и в ребенке-инвалиде мы видим личность, у которой есть бессмертная душа. Сестры знают о величии, богоподобии человека, но вместе с тем они понимают, что во всех нас это искажено. Это дает сестрам осознание равенства с инвалидами, поэтому они не обращают внимания на внешние физические ограничения. Часто мы даже не знаем, что думают и чувствуют больные дети, но в глазах этих лежачих инвалидов мы видим отклик на нашу любовь. Сестры говорят, что у этих детей они учатся любви.

Другое дело, что не каждый благополучный мирянин готов ответить обездоленным детям такой же заботой и любовью. Это масштабная проблема — как развивать усыновление? Что нужно, чтобы брали в семьи детей-инвалидов? Во-первых, нужно, чтобы семья, в которой есть ребенок-инвалид, получала такие же деньги на его воспитание, которые тратит на сироту государство в интернате. Однако сегодня пособие на ребенка-инвалида в разы меньше суммы, которую государство тратит на содержание такого ребенка в детском доме. Во-вторых, сотрудники женских консультаций и медицинских учреждений ни в коем случае не должны предлагать женщине отказаться от ребенка, у которого обнаружены нарушения в развитии. Нужно организовать всестороннюю помощь семьям с такими детьми с момента рождения ребенка. В-третьих, нужны центры дневного пребывания для детей-инвалидов. Пока полноценных детских садов для них очень мало. В-четвертых, необходимо поднимать уровень здравоохранения, чтобы у нас можно было получить лечение, не уступающее по качеству медицинской помощи на Западе, и чтобы это лечение было доступно семьям с детьми-инвалидами. Ведь главное, что нужно ребенку-сироте — не подарки, не красивый телефон или компьютер. Сироты нуждаются не в подачках, а в семье. И что вселяет надежду — среди верующих возвратов детей в детдома почти нет.

Усыновление в радость

Сироту пристроить, что храм построить, – говорит народ. Первый случай опеки над ребенком, упоминавшийся в летописи, относится к 879 году. Воспитанников брали под своё крыло крестьянские, купеческие, дворянские семьи. И в наши дни многие сограждане готовы приютить ребёнка, оставшегося без родителей.

Но время наложило свой отпечаток на нравы детей и взрослых. Современный сирота мало походит на благочестивого малютку дореволюционной поры. Да и усыновители не всегда безупречны. Поэтому Русская Православная Церковь практикует взвешенный подход к этой проблеме.

Бог позволяет выбирать

Не раз на форумах усыновителей я встречала мнение, что нельзя выбирать детей, как товар – по определённым параметрам, цвету волос и глаз, национальности, характеру и талантам. Многие эмоционально заявляли, что надо действовать по велению сердца, следуя порыву. Увидел ребёнка и вдруг понял: это мой! И потом пусть не остановят тебя никакие препятствия. Но кто знает, вдруг эта встреча не от Бога, а от его извечного оппонента? Знаю такую историю.

В соседнем селе жили священник со своей матушкой. Обоим за тридцать. Симпатичные, образованные, бездетные. Отсутствие детей, видимо, тяготило матушку, и она взяла под свою опеку девочку из неблагополучной семьи. Мать и отец этого подростка, переселенцы из Средней Азии, постоянно уезжали в другие регионы, но вряд ли на заработки – скорее, на поиски лёгких денег. Девочка лет тринадцати оставалась одна, сиротой при живых родителях. Матушка взялась наряжать её, кормить, привечать у себя.

Надо отметить, что многие провинциальные девочки к такому возрасту и самогон успевают попробовать и с мальчиками на сеннике побывать. «Сиротка» выглядела вполне зрелой девицей с пышными формами, пухлыми вишнёвыми губами и блудливым взглядом. Но матушка видела в ней покинутого ребёнка. Девочка освоилась в семье опекунов и стала строить глазки батюшке. Вряд ли он вообще обратил внимание на её происки, да и матушка долго не замечала неуклюжее кокетство сельской Лолиты. Но та болтала с подружками о своём увлечении, по селу поползли сплетни и чета была вынуждена отвадить девочку от дома. Впрочем, к тому времени её родители вернулись из очередного вояжа.

Кстати, многие в этом краю знали: батюшку и матушку благословил жить как брата и сестру – без супружеских отношений, некий старец. Озабоченная «сиротка» в контексте ситуации явилась дьявольским искушением, а не божьим даром.

В 2016 году в российских приемных семьях воспитывалось более 148 тысяч детей. Но по статистике, более 5000 воспитанников ежегодно возвращаются под надзор государства.

Тому есть причины. Многие приютские дети имеют опыт бродяжничества, наркомании, проституции. Они неспособны к привязанности, поскольку выросли, окружённые чужими людьми. Кстати, привязанность к матери формируется до шести лет.

Есть и другой аспект – детдома крупных городов, где сироты, в отличие от провинции, снабжаются лучше, учат воспитанников потребительскому отношению к жизни. Их кормят, одевают, за ними убирают комнаты, к ним приходят спонсоры с подарками. В личных делах многих детей старше десяти лет лежит их отказ от усыновления во все города, кроме Москвы. Насмотревшись телевизора, они ждут богатых опекунов!

Какое разочарование ждёт родителей, узнавших, что их новое чадо ворует в школе, настраивает против них кровного ребёнка, доводит бабушку до сердечного приступа.

В итоге усыновители и усыновленные расстаются в обиде друг на друга, а в интернете появляются откровения на тему: «Приёмный ребёнок разрушил мою семью».

Чтобы такого не случилось, священники советуют подходить к усыновлению без экзальтации, здраво оценивая свои возможности и характер ребёнка. Бог дал человеку возможность выбирать и различать для того, чтобы мы имели возможность обрести лучшее и не в ущерб своей душе.

Священники – за и против

Святейший Патриарх Кирилл в одной из проповедей отмечает:

Важно, чтобы наш народ с радостью, с особым чувством благодарности Богу принимал в свои семьи сирот, давая им не только кров и воспитание, но и отдавая им свою любовь”.

Но единой точки зрения на усыновление у церкви нет – каждый священник имеет своё мнение, и каждый случай рассматривается особо.

На форумах, посвящённых семье, встречается немало жалоб на случаи, когда духовник отказался благословить на усыновление. Этому найдётся немало объяснений. Кому как ни батюшке, которому исповедуются усыновители, известны их достоинства и недостатки. Возможно, духовник усмотрел эгоистичные мотивы для усыновления. В частности, гордыню – стремление продемонстрировать окружающим свой гуманизм. Или попытку с помощью ребёнка сохранить семейный очаг, что редко удаётся. Священник знает, насколько адекватны и добры его прихожане, или, напротив, агрессивны и непоследовательны.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин смотрел на усыновление как на проблему религиозно-философскую и в своих письмах к усыновителям рассуждал так:

“Спорить с Богом – дело опасное. В моей практике духовнической есть много примеров, когда дети, появившиеся в семьях вопреки воле Божией, становились для родителей бичом на всю оставшуюся жизнь, даже и до смерти преждевременной. Поэтому я бы не советовал вам брать ребенка из детского дома. Вы смогли бы это сделать только в том случае, если знаете семью, из которой берете ребенка». «Вот вы справедливо жалуетесь на себя, видя в родном чаде свои грехи, и промахи, и собственное неумение любить собственного сына. А что о чужом скажем? О чужом, который принесет в вашу семью грехи, и какие грехи? – своих родителей и своего рода».

О грехах рода упоминают и некоторые другие пастыри. Можно было бы счесть это мистикой, но если понимать под грехами рода дурные склонности родителей, которые унаследовал ребёнок, то всё верно и с научной точки зрения.

Но в целом большинство священников относится к усыновлению положительно и показывают пример обществу, создавая семейные приюты – у себя дома или при храме.

Священник из Пермского края Борис Кицко за 16 лет дал кров 160 воспитанникам в приюте при Лазаревском монастыре. Первыми нянечками стали бабушки-прихожанки, потом приехали монахини.

Священник из Забайкалья Александр Тылькевич усыновил 10 детей.

Священник Николай Стремской усыновил 70 детей, сейчас некоторые уже выросли и создали свои семьи, учатся, работают.

В России много таких примеров.

Основы православной педагогики

Опыт православных семейных приютов показывает, что их педагогический подход отличают общие особенности:

  • Забота, но не потакающая прихотям, а воспитывающая ответственность домочадцев друг за друга. Обычно старшие дети опекают младших. Все учатся уступать и делиться, помогать.
  • Труд, обычно на семейной ферме и приусадебном участке. Натуральные продукты пополняют семейный рацион.
  • Религиозность, не изнуряющая фанатизмом, а естественная, напоминающая атмосферу в крепких дореволюционных семьях.
  • Досуг, связанный с религией. Православные праздники, которые отмечают все вместе. Паломнические поездки.
  • Отсутствие телевизора или контроль за информацией, которая поступает детям – прежде всего это касается фильмов.
  • Режим, который упорядочивает детскую жизнь и учит дисциплине. Это особенно важно для трудных подростков.

Православный психолог Людмила Ермакова отмечает как важно регламентировать жизнь приютского ребёнка и приучить его к порядку. В казённом учреждении он может вместо уроков смотреть телевизор или рубиться в компьютерные игры – воспитатели рады, что хотя бы не хулиганит. Но после выпуска из интерната разболтанный и неорганизованный молодой человек не сможет никуда поступить, организовать свой быт, недаром многие сразу скатываются на дно.

Священник Александр Зелененко пишет:

“Православная педагогика сильна именно тем, что имеет простирающуюся в вечность цель – спасение; строит свое здание на незыблемом основании – “Камне-Христе”, в лице которого имеет непреложный духовно-нравственный идеал и несомненную истину, ориентируется на неизменный авторитет Священного Писания и учения Церкви”.

Светские родители могут иметь самые причудливое понятие о морали, вплоть до симпатии к сексменьшинствам, но верующие знают Десять заповедей, на которых держится мировая цивилизация. Это привносит в жизнь закон и порядок.

Православная педагогика, в отличие от светской, не идеализирует ребенка. Она считает, что психология любого человека повреждена первородным грехом, поэтому детская душа нуждается в исцелении. И если мы вспомним примеры детской жестокости, то согласимся с этой версией. Поэтому у православия свой подход к свободе – она не вне Бога, а в Боге и с Богом.

Суть такого воспитания – спасение, и в этом мире, и в будущем.

Источники:

http://pravoslavie.ru/57535.html
http://www.pravmir.ru/episkop-smolenskij-i-vyazemskij-panteleimon-siroty-nuzhdayutsya-ne-v-podachkax-a-v-seme/
http://media.elitsy.ru/otvety/usynovlenie-v-radost/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector