Во сколько лучше отдать ребенка. Мнение доктора Комаровского. Зачем тогда отдавать раньше

Отстаньте от детей

Анализируя разные точки зрения на подготовку детей к школе, возможности их раннего развития, «Школьный психолог» решил узнать, что думают по этому поводу нейропсихологи. Наш корреспондент Ольга РЕШЕТНИКОВА задала вопросы Анне Владимировне СЕМЕНОВИЧ, знакомой читателям по тематическому номеру «Левша» («Школьный психолог», № 7, 1999 г.)

Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?

Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.

Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.

Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.

Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

Хорошо, а что скажут ригидные нейропсихологи: все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?

Здесь вопрос такой: что значит готовить ребенка к школе?

Приучение ребенка к элементарному распорядку дня является подготовкой к школе? Тогда это, безусловно, можно начинать с 2–3 лет. Ребенок приучается к тому, что завтрак у него тогда-то, обед тогда-то. В футбол он играет в этих штанишках, а в театр идет вот в этом костюмчике.

Готовить же к школе в смысле обучения чтению и счету, конечно же, надо, но позже. Испокон века это начиналось года в четыре, лучше в пять.

Почему-то все считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь это оба цветочки». Вот это и есть развитие познавательных процессов. Как ригидный нейропсихолог уверяю вас, что это самая лучшая «подготовка к школе» в 3-4 года.

То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом, и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать? Мы будем ставить чашки или стаканы?» Это ведь тоже развитие познавательных процессов.

А когда бабушка читает ребенку вслух, разве это не развитие его познавательных способностей?

А что мы видим в нашей практике? Как правило, ребенка просто натаскивают. При этом он остается абсолютно дезадаптивен с точки зрения нормальных, бытовых знаний. Опять же есть закон: любое развитие идет от наглядно-образного к абстрактно-логическому. Если мы в три года учим ребенка писать буквы и цифры, то мы этот закон переворачиваем наоборот. А законы психологии и эволюции должны так же неуклонно выполняться, они так же универсальны, как законы Ньютона. И нарушать их можно только на свой страх и риск.

Я здесь не говорю о детях, которые сами прекрасно в четыре года учатся читать. Но делать это универсальной программой развития, на мой взгляд, некорректно.

Есть ли среди ваших клиентов дети, ставшие «жертвами» раннего развития? Когда и в чем это начинает проявляться?

В самых разных вещах, и чаще всего при поступлении в школу, когда начинается упомянутый уже эффект «вдруг». Мама говорит: «Ах, ничего не было и вдруг все появилось». На самом деле все уже было: ребенок начинает хуже засыпать, появляется плаксивость, гиперактивность, масса каких-то чисто невротических проявлений — тики, страхи, просто неадекватные эмоциональные реакции на что-либо. Просто в школе ввиду больших нагрузок и новизны ситуации все это начинает ярко проявляться.

Но есть еще одна сторона раннего развития, которая меня всегда очень пугает. Я расскажу историю про одну шестилетнюю девочку. Она как раз из раннеразвитых, да еще с папой-художником, который все боялся, что его ребенок будет, как все. Когда я ее попросила из множества картинок подобрать подходящие друг к другу, то эта девочка «не как все» мне сложила ландыш и циркуль вместе на том основании, что они «шалашиком».

Это можно расценить по-разному. Можно и как повод для чисто психопатологического обсуждения, но поскольку я ее смотрела и по другим методикам тоже, я ей просто сказала: «Жень!» и очень выразительно на нее посмотрела. Она, сразу все поняв, сказала: «Анна Владимировна, ну знаю я, что ландыш подходит к ромашке, но это так скучно…» На что я ей ответила: «Жень, у меня к тебе большая просьба: когда ты в школу будешь поступать, ты, пожалуйста, ландыш с ромашкой сложи, если можно».

Вы понимаете, все дети разные, и если родители к тому же фиксируют ребенка на его необычности и на том, что он должен быть оригинальным и что он не как все, у него будет масса проблем. Начнем с того, что у него не будут складываться отношения со сверстниками. Потому что его уже приучили, что он такой оригинальный, а он же маленький, саморегуляции и самоконтроля у него быть не может. А вот изгоем он стать может.

А что у Жени, например, будет с учителем? Между прочим, в классе их 30, и если эта девица выдаст вот такое один раз, а потом еще (она ведь самая гениальная), то неизбежно начнутся проблемы.

Так что вопрос этот очень сложный и «многоярусный». И последствия непродуманного раннего развития часто приводят к тому, что родители переводят ребенка на индивидуальное обучение или посвящают себя бесконечным поискам «хорошего» учителя или школы.

Сейчас очень много групп раннего творческого развития и родители предпочитают отдавать туда детей перед школой. Что вы скажете по этому поводу?

Пусть это будет творческое развитие типа «драмкружок, кружок по фото». Если родители с трех лет отдадут ребенка в гончарную мастерскую, или «в живопись», или пусть вышивает крестиком, лепит — ради бога. Но пусть оставят в покое эти буквы и цифры.

Ни один человек не может ответить мне на вопрос: «Почему ребенок к концу второй четверти должен читать со скоростью 152 знака в минуту, а не 148?» И почему он должен делать это к 15 ноября, а не к 15 марта? Что за необходимость читать со скоростью 152 знака в минуту? Ведь это ничего не дает для развития интеллекта ребенка, не прибавляет ему знаний. К этому нельзя относиться иначе как к глупости. Есть индивидуальные психофизиологические особенности. Поэтому один ребенок с этим справится, а другой ребенок, возможно, никогда не научится этому.

К сожалению, сейчас в некоторые классы детей отбирают, в том числе, и по скорости чтения…

Эти люди не в курсе, что информация усваивается разными путями. Вполне возможно, что у части детей усвоение информации никоим образом не связано со скоростью чтения, а связано совершенно с другими факторами, которые у них могут быть развиты очень хорошо. А вот скорость чтения, как любые другие скоростные процессы, у них развита хуже. Есть же разные типы людей, и это напрямую касается скоростных процессов.

Более того, человек может читать с колоссальной скоростью, но при этом быть дебилом. Кстати говоря, у гидроцефалов вообще может быть великолепная память, и мы знаем массу гидроцефалов, которые преуспевают в своей политической и профессиональной карьере просто потому, что они с дикой скоростью говорят и цитируют. Только это не имеет абсолютно никакого отношения к интеллекту.

На что следует обратить внимание родителям, психологам, учителям для определения готовности ребенка к началу обучения в школе? Отдавать ребенка в шесть лет или подождать?

Я бы отдавала в семь лет, раз так природа захотела. Потому что нейрофизиологически именно в семь лет формируется произвольное внимание и многие другие мозговые механизмы, которые позволяют ребенку быть успешным в обучении. Иначе говоря, мозг готов к тому, чтобы ребенок просто высидел эти 45 минут.

Мне, как человеку, знакомому с законами эволюции, очевидно, что опережение так же пагубно, как задержка. «Всему свое время», говорил «товарищ» Экклезиаст. А он старался глупости не говорить. Так что те, кто говорит об опережении, пусть его перечитают, тогда все будет нормально. Природа ничего нового за две тысячи лет не придумала.

Какие признаки должны настораживать родителей перед тем, как отдавать ребенка в школу?

Я бы пожелала родителям не прятать голову в песок и иногда относиться к своему ребенку, как к чужому, то есть смотреть на него со стороны. И если родитель хоть на минуту «выйдет» из роли и представит, что его ребенок не самый гениальный, то он может увидеть какие-то вещи, о которых у другого ребенка он бы сказал: «Боже мой, какой ужас!»

Я не пугаю родителей, а наоборот, хочу поставить их в позицию нормального взрослого, наблюдающего за своим ребенком. Не закрывать на все глаза, а потом спохватываться: «Все плохие, учителя плохие!» Я призываю беспристрастно оценить: «Вот ваш ребенок, посмотрите, почему он не контактирует с другими ребятами, почему он агрессивен?»

Нужно уметь относиться к своему ребенку отстраненно, не объяснять его особенности только необыкновенностью, а советоваться с профессионалами.

Перед поступлением в школу родители начинают думать, куда ребенка определить, в гимназический или в простой класс. Программа «один—три», «один—четыре»…

Родители бывают самые разные. И я тех родителей, которые приходят по поводу каких-то своих сомнений относительно ребенка, всегда спрашиваю: «Вам нужно что, чтобы ребенок ваш был здоров или чтобы он через 10 лет закончил школу?»

Умные родители говорят, что хотелось бы ребенка иметь здорового. Я говорю, так вы отдайте в 1–4, если сейчас есть какие-то проблемы, пусть у него будет лишний год на «раскачку». Он потом обгонит многих сверстников. Зачем же его ставить в ситуацию безвыходности. А так у него есть возможность просто «встать на ноги», автоматизировать какие-то учебные операции и т.д.

Точку зрения нейропсихолога мы узнали. А есть ли у вас личное, житейское мнение по поводу раннего развития?

Я сама в три года спокойно научилась читать, одновременно занимаясь английским и музыкой. Но у меня были бабушки, тетушки, которые с трех лет мне четко сформулировали один тезис, который я запомнила одновременно с азбукой: «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Двадцать лет назад, когда еще был институт бабушек, институт нормального воспитания, происходило сглаживание многих острых углов. Сейчас же этого нет и нет ничего адекватного взамен. Поэтому в совокупности с ориентацией на раннее интеллектуальное развитие можно уже сегодня вызвать эмоциональное выхолащивание детской популяции. Меня больше всего пугает именно это.

Обратите внимание, что вы имеете дело с человеком, которому с детства объясняли, что он вундеркинд из вундеркиндов, только лентяй. Так что прошу учесть, что это говорит не двоечник, это говорит лидер всегда и во всем. И этот лидер говорит: «Отстаньте от детей!»

Доктор Комаровский о детском садике

Детский сад — очень важный этап в жизни ребенка. Когда отдавать чадо в садик, решают родители, в зависимости от благосостояния семьи, занятости мамы и папы на работе, наличия бабушек — дедушек. Но уже давно не стоит вопрос, надо ли это делать вообще. Бесспорно, садик полезен для ребенка. Он учит малыша адаптироваться, заводить контакты, общаться, жить в обществе. Без этих навыков ребенку будет сложно отправляться в первый класс и жить дальше.

Однако в связи с посещением садика у мам и пап возникает множество вопросов, которые в первую очередь касаются состояния здоровья малыша. Авторитетный детский врач Евгений Комаровский рассказывает, как подготовить ребенка к ответственному периоду в его жизни, как преодолеть трудности первого времени и сохранить детское здоровье.

В каком возрасте лучше отдавать ребенка

Этот вопрос нужно решать только внутри семьи. Обычно малышей приводят в садик в возрасте от 1 до 3 лет, реже — в более старшем возрасте. Многие детские сады в последнее время ввели негласное ограничение — до полутора лет малышей не принимают. Если есть сомнения, пора ли чаду в садик, лучше посоветоваться с педагогами, воспитателями, детским психологом. Они подскажут, готов ли малыш к жизни в большом коллективе.

Врачам интересно другое — что будет делать мама, когда отведет чадо в садик. Если она решила в тот же день выйти на работу, это не самое удачное решение, считает Комаровский. Во-первых, ребенок будет чаще болеть, и это естественно, а значит, маме придется часто брать больничный. А, во-вторых, адаптация будет более мягкой, если мама постарается в первое время «дозировать» посещение садика для своего ребенка.

Оптимальным вариантом педиатры, в том числе и Комаровский, считают ситуацию, когда мама еще несколько месяцев остается дома в декретном отпуске, чтобы иметь возможность без выяснения отношений с начальством в любой момент оставить ребенка дома, если у него появились первые проявления недуга — насморк, кашель. Это хорошо и для самого малыша, так как он легче перенесет болезнь, и для других детей, которых он заражать не будет.

О том, что такое «хороший детский сад» и как подойти к выбору детского сада расскажет доктор Комаровский в следующем выпуске.

Это наиболее сложное во всей истории с началом посещения садика. Евгений Комаровский подчеркивает, что нет детей, которые бы не проходили через сложный процесс адаптации. С ребенком происходит сразу много всего: он переживает, эмоционально и психологически, в его организме тоже многое «перестраивается». В садике — режим дня, а потому чаду волей-неволей придется под него подстраиваться, новая пища, иммунитет ребенка «знакомится» с новыми вирусами, циркулирущими в детском коллективе, а отсюда — частая заболеваемость, особенно в первое время, пока в организме нет специфических антител.

Сколько времени продлится адаптация, зависит только от самого ребенка. У одних это 2-3 месяца, у других — год и даже больше.

Если повлиять на заболеваемость родители никак не могут, то сделать адаптацию более легкой им вполне по силам. Для этого нужно правильно выбирать время года, когда малыш начнет ходить в садик. В сезоны повышенной заболеваемости (с конца октября по апрель) этого лучше не делать, говорить Комаровский. А вот в конце весны и летом — пожалуйста.

Возможные проблемы

Столь существенная перемена в жизни ребенка, как детский сад, может повлечь ряд проблем, как психологического, так и медицинского характера. Однако к ним Комаровский советует готовиться заранее. Лучше всего, с самого рождения.

Закаливание, адекватное отношение к лечению детских болезней в раннем возрасте, к приему тех или иных медикаментов, а также профилактические прививки, которые делаются вовремя и по графику, — лучший способ подготовить малыша к посещению дошкольного учреждения.

Привыкание ребенка к новым условиям, по словам Комаровского, — сугубо индивидуальный процесс. Один малыш быстро примет новые «условия игры», другой будет сопротивляться переменам чуть дольше. В основном это проблемы психологического рода, хотя иной раз на фоне внутреннего неприятия новых условий, малыш может заболеть и вполне физически. Такую связь в медицине называют психосоматикой.

Плаксивость и истерики

Это самые распространенные проявления психологических проблем, которые есть у любого малыша, которого начали водить в детский сад. В этой ситуации Комаровский рекомендует не «раздувать из мухи слона», не записывать ребенка в больные. Успокоительные и седативные средства нужны только тем малышам, которые очень болезненно относятся к новому в своей жизни, и если детские врачи — психиатр и невролог считают, что такая необходимость действительно есть.

Но это ситуация — на самом деле редкость, а потому не стоит самостоятельно искать «успокоительное для нервного ребенка». Лучшая тактика родителей — благосклонность и доброжелательность. Давить на малыша, кричать и заставлять ни в коем случае нельзя. Это лишь затруднит процесс адаптации.

О том, как отучить ребенка от истерик, в следующем выпуске расскажет известный педиатр доктор Комаровский.

Частые болезни

Евгений Комаровский считает это естественным. Частые болезни в основном вызваны вирусами, а вероятность «подхватить» их выше, если круг общения ребенка шире. Конечно, сидя дома, у малыша меньше шансов заболеть гриппом или ветрянкой, хотя и она не стремится к нулю, ведь «заразу» могут принести родители с улицы или гости. Но нельзя же ребенка всю жизнь продержать дома!

Его иммунитет должен «обучаться», «тренироваться», крепнуть, а для этого ему просто необходимо сталкиваться с возбудителями болезней.

Кроме того, есть целый ряд болезней, которыми лучше переболеть в детстве, так как для взрослых они невероятно опасны. Это всем знакомые ветрянка, краснуха.

О профилактике детских болезней в детском саду расскажет доктор Комаровский.

Особого внимания, по мнению Евгения Комаровского, заслуживает не факт и частота заболеваний, «принесенных» из садика, а тяжесть протекания этих недугов. Один малыш болеет пять дней довольно легко, другой две недели лежит в постели, а потом родители еще месяц долечивают последствия осложнений. В этом ни в коей мере не виновато дошкольное учреждение. Это особенность иммунитета каждого конкретного малыша, а также специфика его лечения.

Частые заболевания детсадовского ребенка не стоит списывать на воспитателей, которые не так одели чадо на прогулку, не повязали шарфик или забыли про шапочку. Этим родители удобно маскируют собственную несостоятельность, говорит Комаровский. Сначала они создают малышу тепличные условия, которые фактически «калечат» его иммунитет, а потом сетуют, что, встретившись с дождиком или сквозняком в садике, их малыш разболелся. Отсутствие таких тепличных условий, правильное и адекватное отношение родителей к ребенку с самого рождения практически сводят на нет такие «случайные» болезни в детсадовском возрасте.

Как выбрать хороший детский сад

На уровень заболеваемости тип детского сада, его материально-техническое обеспечение, квалификация педагогов и нянечек никак не влияют, уверен Евгений Комаровский. А потому рекомендовать конкретный садик — частный или государственный, в обязанности врачей не входит.

Но специалисты отмечают, что садики, где группы расположены в нормальном здании, с недавним ремонтом, где в группе не слишком много детей, лучше приспособлены для детей. Хорошо, если в дошкольном учреждении есть бассейн, если там работают люди, которые понимают, как важно проветривать помещения, даже зимой.

Какой ребенок считается «несадиковским»

Таких детей по большому счету нет, говорит Комаровский. Этот «диагноз» ставят воспитатели и педагоги, а иногда и сами родители, когда адаптация слишком затянулась или ребенок научился «запускать» процесс заболевания у себя по психологическим причинам (та самая психосоматика).

О понятии «несадиковский ребенок» и есть ли такое понятие вообще расскажет доктор Комаровский в выпуске ниже.

Беда в том, говорит Комаровский, что в большинстве садиков не соблюдают правильный температурный режим, не следят за влажностью воздуха. Воспитатели приходят в ужас при мысли открыть окно и проветрить группу в разгар зимы. В итоге ребенок, который дышит в садике сухим воздухом в перетопленной группе, болеет чаще. И это ошибочно считают противопоказанием к посещению детского сада. Именно о таких детях и говорят, что они несадиковские.

Сделать из такого «несадиковского» малыша вполне садиковского — реально и довольно просто, говорит Комаровский. Достаточно создать в группе правильные условия, укреплять иммунитет ребенка дома, поощрять посещение садика, сделать его интересным.

Другой вопрос, если ребенок страдает каким-то серьезным заболеванием, таким, как бронхиальная астма, например. Таким детям нужны специализированные садики, но их по факту в стране нет. Однако это не означает, что посещать дошкольное учреждение астматик не может. Если родители постараются и найдут садик, в котором есть хорошие медики, воспитатели обучены работать с детками с проблемным здоровьем, то все реально.

Если ребенка не перекармливают дома, не кутают и не приучают кушать только то, что ему нравится, закаливают, не дают ему таблеток по любому мало-мальски тревожному поводу, то «несадиковским» такой малыш вряд ли станет.

Советы на каждый день от Доктора Комаровского

Сейчас педиатры часто говорят: «Если на третий день температура не спадет, давайте антибиотики». Правильно ли это?

Неправильно. Теперь подробнее. Более 95% детских «простуд» имеют вирусную природу. Но верно и то, что ОРВИ часто заканчивается присоединением бактериальных инфекций. Родителей понять можно: им хочется сделать все, чтобы не допустить осложнений. Тогда и возникает идея: а не дать ли ребенку антибиотики? На всякий случай. Медицинская наука дает однозначный ответ: антибиотики способны эффективно бороться с бактериальными инфекциями, но предотвратить их развитие не могут. Тогда почему же педиатры во всем мире, в том числе и в очень цивилизованных странах, дают такие рекомендации? Явно не потому, что врачи не знают, о чем говорит медицинская наука. Они просто боятся юристов и гнева родителей. Ведь если осложнение у ребенка разовьется, врачу будет очень трудно доказать, что на момент осмотра бактериальной инфекции не было. Так что если ваш педиатр при отсутствии веских оснований прописывает антибиотики, то это не что иное, как попытка снять с себя ответственность.

Всегда ли зеленые сопли – верный признак наличия бактериальной инфекции?

Насморк бывает трех видов — аллергический, вирусный и бактериальный. Поставить диагноз просто. Если в мазке со слизистой оболочки полости носа окажется много эозинофилов, речь идет о насморке аллергическом, если лимфоцитов – о вирусном, а если нейтрофилов – о бактериальном. Но можно сделать предварительный вывод и самостоятельно, по цвету самой слизи. Когда бактерии начинают активно размножаться, сопли окрашиваются в желто-зеленые оттенки. Чем бактерий больше, тем зеленый цвет будет интенсивнее. Вывод: это либо бактериальный насморк, либо вирусно-бактериальный. Важно тем не менее понимать, что зеленые сопли не рассматриваются в качестве резонного повода к назначению антибиотиков.

Если ребенок ходит в сад неделю, а потом три болеет, и так круг­лый год, за исключением летних месяцев, это нормально?

Всем родителям хочется, чтобы дети никогда не болели. Тем не менее в американских учебниках для педиатров написано, что если ребенок ходит в детский сад, то в возрасте до 6 лет он имеет полное право болеть ОРВИ от 6 до 10 раз в год. При этом все будут считать его абсолютно нормальным. На Западе к частым простудам не относятся как к вселенскому злу или наказанию. Там и врачи, и родители понимают, что так будет почти со всеми ребятами, которых отдадут в детский сад. Сверх того, в развитых странах никто не сомневается, что рано или поздно «часто болеющий» ребенок превратится в «редко болеющего» взрослого. На постсоветском пространстве большинство педиатров придерживаются иной точки зрения. Какой – мы все прекрасно знаем. Мой совет: волноваться надобно не о частоте ОРВИ, а о том, умеете ли вы правильно ребенку помочь и не допустить развития осложнений. А не хотите болеть, тогда жить нужно в лесу.

Существует мнение, что до 5 лет в бассейн ребенка водить не надо. А как же плавание грудничков, ведь оно так популярно сегодня?

Я лично большой сторонник купаний в младенческом возрасте в принципе и грудничкового плавания в частности. Это один из очень эффективных способов закаливания. Но хочется отдельно поговорить о «температурном» режиме. Нередко рекомендуемые 34 °С для воды и 24 °С для раздевалки – это неправильно. Я бы снизил показатели на 2, а то и 3 градуса. А мамам предложил бы повесить на видном месте плакат такого содержания: «У маленьких детей обмен веществ протекает в три раза быстрее, чем у взрослых. Если вам тепло – ребенку жарко. Вам жарко – ему очень жарко. Вам холодно – ему нормально!» Так что ходите в «правильный» бассейн, а не в «баню».

Многие мамы в моем окружении приучают детей к горшку до года. Но есть и такие, кто позволяет ребенку носить подгузники до 4 лет. Какая из двух тактик правильная?

Даже если специально ничего не делать, дети к 3–4 годам этим навыком овладевают вполне успешно. Но несмотря ни на что, тема приучения ребенка к горшку занимает практически каждую маму. Тревога возрастает в геометрической прогрессии, если вдруг выясняется, что у подруги сын или дочь научились этому умению в год, а то и в 6 месяцев. Мое мнение: обсуждать, как ваш ребенок писает или какает, ни с кем не нужно. Это личное дело вашей семьи. А если обратиться к тому, что говорит современная медицина, то средний возраст, когда дети начинают самостоятельно ходить в туалет, колеблется от 22 до 30 месяцев. Общая рекомендация такова: до 1,5 лет лучше оставить ребенка в покое и горшок из шкафа не доставать.

Пустышка влияет на прикус или все-таки нет?

Однозначно влияет. Но кроме пустышки неправильный прикус провоцирует масса других неблагоприятных факторов. Я за разумный подход. Ведь можно давать ребенку соску несколько раз в день на 10–15 минут, а можно – на 24 ча­са. Пустышка нужна для того, чтобы удовлетворять сосательный рефлекс. Мамина грудь нужна для того, чтобы питаться. Поэтому, если у вашего ребенка сосательный рефлекс развит сильно, то соску давать можно (после появления первого зуба – только латексную).

ВОЗ рекомендует кормить младенцев грудью до 6 месяцев, но в последнее время все больше педиатров советуют сохранять грудное вскармливание до 2 и даже 3 лет. А есть ли в этом смысл?

ВОЗ рекомендует продолжать естественное вскармливание до 2 лет, если мама хочет. Имеется в виду, что ребенок будет получать обычную пищу, но 1–2 раза в день его будут прикладывать к груди. Хотя некоторые женщины делают это намного чаще, и я их не осуждаю. Считается, что прикладывание после года способствует укреп­лению эмоциональной связи между матерью и ребенком. Да, существует мнение (я полностью с ним согласен), что, если мама, вместо того чтобы дать грудь, почитает малышу сказку, эффект будет ничуть не хуже. В любом случае длительное вскармливание – это личное дело каждой отдельной семьи.

Можно ли ребенку спать вместе с родителями? Кто-то советует класть малыша в отдельную кровать с рождения, а другие говорят, что до 7 лет совместный сон очень полезен для детской психики.

Я считаю, что дети должны спать в отдельной кровати. И этой позиции придерживаются педиатрические ассоциации большинства стран. Если «отселить» малыша сразу после роддома, то к изолированному сну он обычно привыкает за 2–3 дня. Но в целом я допускаю, что бывают и другие варианты. Главное, чтобы решение о совместном сне принимала не мама единолично (а как раз так чаще всего и бывает), а мама с папой вместе. Мнение мужа все же надо учитывать. И, повторюсь, насколько известно мне, ни один из педиатров с классическим медицинским образованием, в какой бы стране света он ни обучался, не говорит, что ребенок должен спать с родителями.

Если насморк у ребенка длится по 2-3 недели, неужели ему нельзя ходить в сад? Ведь температуры нет, да и чувствует себя малыш бодро и весело.

Чаще всего причиной насморка у детей становится вирусная инфекция. Ясно, что, если заболевший ребенок придет с ОРВИ в обычный детский сад, где гуляют по 15 минут два раза в день, где в спальне сухо и натоплено, где помещения проветривают редко, он обязательно зара­зит кого-нибудь. Есть еще один очень вероятный риск. Его тоже следует учитывать. Если ребенок даже с легким насморком придет в вышеописанный сад, тогда во время дневного сна в жаре и сухости сопли у него в носу засохнут, и он начнет дышать ртом. А это прямой путь к пересыханию слизистой оболочки нижних дыхательных путей и к развитию осложнений. Причем виновата будет, конечно же, мама, которая привела больного ребенка в сад, а не администрация, которая не обеспечивает должные условия содержания детей в дошкольных учреждениях. Кстати, эти условия прописаны в санитарно-эпидемиологических нормах, но их не везде соблюдают. Во многих странах дети ходят в сад с насморком. И даже с температурой 38 °С. Но там прекрасно понимают, что нужно делать, чтобы у ОРВИ не было шансов к мгновенному распространению.

Портят ли зрение планшеты и смартфоны?

Да, а еще компьютеры и телевизоры. Органы зрения у детей развиваются по оптимально благоприятному сценарию, если глаза большую часть времени смотрят вдаль. Расстояние от ребенка до экрана, согласитесь, ну очень маленькое. Чем оно меньше, тем больше риск, что хрусталик начнет подстраиваться под выполнение противоестественных задач и станет менять свою форму. А мышцы глаза будут вынуждены так сильно напрягаться, чтобы рассмотреть изображение вблизи, что отучатся расслабляться. Все это, в сочетании с дефицитом солнечного света, может привести к близорукости. Теперь конкретные цифры. С 2 до 5 лет ребенок может проводить у экрана любого формата не больше 1 часа в день с перерывами. Продолжительность одной «сессии» – 15 минут. После 5 лет и до 18 смотреть на экран можно не дольше 2 часов в день, а перерывы нужно делать через каждые 30–45 минут.

Сейчас многие родители всюду берут с собой младенцев. Опасно ли это для малыша?

Насколько я понимаю, мы говорим не про путешествия с детьми, а про посещение общественных мест. Источник ОРВИ – люди. Чем их больше вокруг нас, тем выше шанс подхватить вирус. Родители должны четко понять, что каждая поездка в общественном транспорте и даже единоразовый поход в цирк, музей, театр, кафе или магазин может закончиться диагнозом «ОРВИ». Подвергать ребенка такому риску или нет, решают родители. Но хорошо бы оценить последствия этих «выходов в свет» и разобраться, так ли они необходимы. Ведь если расплатой за поход с папой в океанариум будет легкая простуда с трехдневным насморком, это одно дело, а если три часа веселья оборачиваются жаром, бронхитом и двухнедельным заточением в четырех стенах, наверное, затея не слишком гуманная.

Как нужно давать ребенку препараты, содержащие витамин D: курсами или круглый год?

В целом рекомендации таковы. Во-первых, лучше всего усваивается та разновидность витамина D, которая называется холекальциферол. Мы его знаем еще под названием «витамин D3». Он выпускается в разных формах. Во-вторых, 1000 единиц холекальциферола – это та доза, которая рекомендуется в сутки всем и всегда. Есть два исключения, когда врач может дозу увеличить. В возрасте от 1 года до 3 лет желательно давать детям по 1500 единиц витамина D3, а подросткам – от 1000 до 2000 единиц, в зависимости от массы тела и образа жизни ребенка. В любом случае назначать витамин D, подбирать его лекарственную форму и рассчитывать дозу – это прямая задача врача.

Источники:

http://lib.komarovskiy.net/otstante-ot-detej.html
http://o-krohe.ru/komarovskij/detskij-sad/
http://www.parents.ru/article/sovety-doktora-komarovskogo/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector