Воспитание совести. Людмила петрановская о воспитании совести у ребенка

«У тебя совесть есть?»: лекция Людмилы Петрановской

Многие родители взывают к совести ребенка чуть ли не с пеленок, путая ее с вежливостью, добротой или уступчивостью. Чтобы помочь разобраться в этом вопросе, проект Family Tree и семейный психолог Людмила Петрановская запустили цикл лекций «У тебя совесть есть?».

О том, как и почему происходит подмена понятий, какие ошибки совершают родители и какую роль играет свобода выбора в формировании у детей совести, Людмила Петрановская рассказала на первой лекции проекта Family Tree .

Давайте посмотрим правде в глаза: мы не умеем разговаривать с детьми, не можем внятно объяснить им обычные вещи. Вот вы, например, можете аргументировано ответить ребенку на вопрос, должен он делиться игрушками или нет? Или Робин Гуд — хороший персонаж или не очень? Он поступает правильно с точки зрения морали и этики или совсем наоборот? У нас, взрослых, в этой теме очень большой провал, и нам нужно с ним разобраться, иначе просто невозможно говорить о формировании совести у детей.

Этичность (или моральность, совестливость) часто путают с другими понятиями.

Этичность и вежливость. Многие считают, что умение быть вежливым, соблюдать интересы других, быть приятным в общении, деликатным, в каком-то смысле удобным — признак этичности. Во всем этом есть составляющие этичности, но эти понятия не равны.

Этичность и хорошие манеры. Некоторые, упрощая, приравнивают этичность к хорошим манерам. Задумайтесь: мы не делаем чего-то, потому что это неприлично или потому что это этически недопустимо, неправильно? Между хорошими манерами и порядочностью определенно есть грань.

Этичность и законопослушность. Часто этичность уравнивают с законопослушностью. При этом имеется в виду не норма права, а именно законы — то, что записано в каком-нибудь кодексе.

И речь необязательно о законах на федеральном уровне. Известны случаи, когда нарушение школьных правил приравнивается к неэтичному поступку. При этом с детьми эти правила никто никогда не обсуждает и не помогает им и не помогает разобраться, действительно ли эти правила нужны. Возможно, правила были приняты из аморальных соображений. Думаете, такое невозможно?

А как насчет закона, принятого в нацистской Германии, который запрещал немцам по ночам «быть» вместе с евреями. Изначально он затрагивал вполне определенную сферу жизни людей. Но, как следствие, немецкие сиделки отказывались ухаживать за тяжелобольными евреями, говоря: «Мы законопослушные». Это классический пример того, когда законопослушность аморальна, поскольку аморален сам закон.

Этичность и конформизм. Часто этичность приравнивают к конформизму и лояльности. Во многих случаях это ловушка. Рассмотрим, например, корпоративную этику. Считается, что вы должны проявлять лояльность к своей компании, разделять ее ценности и цели, которые сами по себе могут быть как этичными, так и не очень.

Само выражение «корпоративная этика» никакого отношения к этике как таковой не имеет: в корпоративных документах прописывается удобное, а вовсе не этичное поведение. В том, что компания требует лояльности, ничего плохого нет, но зачем это так называть? Может, для того, чтобы сложнее было спорить? Возражать против этики трудно.

Дети сильно «отравлены» поведением и отношением со стороны взрослых и, как следствие, отрицают все, что касается морали и этики

В более широком смысле с этичностью часто путают конформизм, соответствие ожиданиям своей группы: семьи, класса, компании друзей.

Не так давно была целая череда скандалов из-за того, что дети снимали непрофессиональное поведение педагогов на видео и выкладывали в интернет. Позже ребенка обвиняли в том, что он предал школу. Другой пример — подросток сходил на митинг, не имеющий никакого отношения к учебному заведению, а его обвинили в том, что он неэтичен, аморален, подставил школу.

Таких примеров очень много, дети сильно «отравлены» таким поведением и отношением со стороны взрослых и, как следствие, отрицают все, что касается морали и этики.

Этичность и доброта (сочувствие). Можно ли назвать этичным человека, который всех жалеет, понимает проблемы близких, старается помогать слабым? Не всегда. Например, человек может проявлять доброту и сочувствие, но при этом участвовать в более глобальном и совсем не этичном процессе.

Еще один пример в продолжение темы нацизма. Человек работал в показательном приюте, в котором демонстративно хорошо содержались несколько десятков детей, и знал, что тысячи других детей в это время мучились и умирали. Такой приют — лишь маскировка жестокости.

Этичность и уступчивость. С этичностью путают мягкость и уступчивость, бытовой альтруизм, ситуации, когда человек не отстаивает свои интересы и территорию, настолько сильно хочет быть хорошим (как бы этичным), что никогда не поднимает вопросы о зарплате, своем времени, границах и интересах. Это может быть разновидностью манипуляции, особенно в семейной жизни: я буду мягким и уступчивым, а если что, предъявлю претензии, что вы на мне ездите и во всем виноваты.

Этичность и нравы. Часто мы путаем этику с убеждениями, стереотипами, с тем, что принято на данный момент определенным сообществом людей.

Тема нравов особенно тяжелая. Этические оценки часто вмешиваются в сексуальную сферу жизни. Так рождается огромное количество «чудовищ». И если бы кто-нибудь посчитал, сколько жизней загублено за всю историю человечества из-за переплетения понятий «этичность» и «сексуальность» там, где это неуместно, возможно, мы бы получили цифру, сопоставимую с количеством жертв какой-нибудь мировой войны.

Этика одна для всех разумных существ, она универсальна, а нравы могут быть самыми разными. Они сложились в силу разных обстоятельств: исторических, биологических, социальных, и важно это понимать и различать два понятия.

Выбор за ребенком

Что мы имеем в виду, когда говорим «будь хорошим мальчиком» или «будь хорошей девочкой»? Фактически мы совершаем ту же самую подмену, что и компании, говорящие о корпоративной этике. Мы имеем в виду «будь послушным, будь удобным, делай то, что я хочу».

Мы мечтаем о том, чтобы наш ребенок «выбрал светлую сторону». Нам кажется, что, если как-то по-особенному его воспитывать, объяснять или от всего ограждать, нам удастся этого добиться. Это иллюзия.

В основе этики лежит свобода воли. Нет никакого добра без возможности выбрать добро. Если бы мы могли запрограммировать детей так, чтобы у них не было ни малейшего шанса выбрать зло, эти дети не были бы этичными — это были бы роботы. Но любому родителю очень сложно смириться с мыслью, что ребенок сам выберет, быть этичным или нет. И выбор свой он будет делать не один раз, а каждый день.

Если бы родители могли воспитывать детей, программируя их на то, что им самим кажется правильным, мы бы в лучшем случае сидели в пещерах

Основная проблема нашего взгляда на воспитание у детей совести в том, что мы не воспринимаем формирование совести как процесс обучения. Мы не переносим ошибок и хотим, чтобы ребенок сразу родился «укомплектованный» совестью. Но так это не работает. Ребенок ищет, ошибается, анализирует ошибки, он имеет право думать не так, как мы.

В конце концов, если бы родители могли воспитывать детей, четко программируя их на то, что им самим кажется правильным, мы бы в лучшем случае сидели в пещерах. Дети бы просто воспроизводили модель поведения родителей, и мы бы никуда не сдвинулись.

Ясность и уверенность ребенка в этических вопросах — важнейшая часть его идентичности, той сердцевины, которая помогает ребенку жить. Акцент на результате просто губит процесс, потому что необходимое условие процесса — свобода.

Педагогика — это не про то, как формировать у ребенка то или иное поведение, а про то, как создать условия для того, чтобы случился путь. Для того, чтобы ребенок не отказался по нему идти, не застрял на определенной ступеньке, не дойдя до обретения свободы этического выбора и формирования подлинных ценностей.

Людмила Петрановская — семейный психолог, руководитель учебных программ Института развития семейного устройства, автор книг «Если с ребенком трудно. Что делать, если больше нет сил терпеть» (АСТ, 2016), «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» (АСТ, 2017) и ряда других. Участник проекта Family Tree.

Людмила Петрановская: «Цель родителя — стать ненужным»

Что стоит за детскими слезами и почему так важно быть рядом, когда ребенку плохо, рассказывает семейный психолог Людмила Петрановская.

10 хитростей, чтобы взбодриться осенью

Меньше тепла и солнца, больше стресса. Осенью падает не только температура и листья с деревьев, но и наш жизненный тонус. Журналист и писатель Изабель Артюс делится способами, как не дать ему снизиться до нулевой отметки.

Людмила Петрановская о «рецепте воспитания»…

Может ли мама травмировать ребенка тем, что уходит на работу? Почему нежелание играть с трехлетней дочкой – это нормально? Как быть, если ребенок не хочет учиться и как научить его «глотать лягушку»? Семейный психолог Людмила Петрановская ответила на вопросы родителей во время своего выступления в лектории ЕжикFamily.

Мама и работа

Вопрос: Ребенку 2, 5 года и он всегда плачет, когда мама уходит. Нормально ли это? Можно ли это как-то смягчить?

Ответ: Ребенок в два с половиной года и должен быть недоволен, что мама уходит, это нормально. Любой ребенок до 3-4 лет хочет, чтобы мама всегда была рядом. Он имеет право расстроиться. Тут нет ничего страшного, ведь вы потом утешите его, когда придете. Можно начать готовить его к этим расставаниям заранее, понемножку. Но важно, чтобы эта доза была ему посильна. Например, если мама уедет на месяц в командировку – это для двухлетнего ребенка уже будет чересчур.

Вопрос: Я работающая мама, сыну 4 года, я вышла на работу, когда ему было два. Сын хочет, чтобы я проводила с ним все свое свободное время. А когда? В будни работа, в выходные надо прибраться и в магазин сходить. Можно ли как-то повысить качество времени, которое я провожу с ребенком?

Ответ: Это проблема всех работающих мам – и работать надо, и ребенку вы нужны. Здесь надо не столько качество времени повышать, сколько помочь ребенку осознать и пережить его чувства по поводу того, что вы уходите. Надо пожалеть его за то, что он скучает. Давать ему какие-то ваши вещи, чтобы он мог ходить в вашем халате, например. Оставлять для него какие-то сюрпризики, записочки, приносить подарочки. Все это облегчит для него разлуку.

Вопрос: Может ли быть, что я травмирую своего ребенка тем, что я работаю?

Ответ: Ну конечно, мы травмируем детей каждый день. Тем, что мы ходим на работу, тем, что не разрешаем мультики и так далее. Мы вообще все постоянно травмируемся, это не конец света. И дети, пока растут, все время травмируются. Весь вопрос в том, чтобы это были микротравмы. Если вы не теряете контакт с ребенком – то ничего страшного. Он может это пережить и постепенно адаптироваться.

Братья и сестры

Вопрос: У меня двое детей, сыну год, а дочке три. Я с ними дома одна практически 24 часа в сутки. Дочка все время просит, чтобы я с ней поиграла. То есть она с утра до вечера прилипает буквально к ноге и ждет, когда я освобожусь. Получается, что я ей все время отказываю — мне ведь нужно и обед приготовить, и сына покормить. Как быть?

Ответ: Эта ситуация знакома многим, она связана с урбанизацией, в результате которой мамы с детьми оказались запертыми дома. Никогда в жизни молодую мать с ребенком или двумя не оставляли одну. У богатых была прислуга, у бедных – большая семья. А сейчас мы ребенка на улицу одного не выпускаем. Семьи стали маленькие – мама одна, папа на работе. И получается адская ситуация – ребенку дико скучно, он хочет с вами играть, потому что больше не с кем. А мама не может себе позволить играть, ей некогда. Кроме того, ей это тоже дико скучно. Для взрослой женщины неестественно играть в игры трехлетки. Вам надо подумать, как найти ей общество других детей. Ну, например, договориться с подругами, что ваши дети будут по очереди приходить играть то в одну семью, то в другую.

Вопрос: У меня два сына, 3 года и 8 лет. Маленький – забияка и все время провоцирует старшего. Как реагировать родителям – вмешиваться или пусть сами разбираются ?

Ответ: Если вы начнете вмешиваться, то вы так и будете разбираться в их отношениях до совершеннолетия. Если это не входит в ваши планы, то лучше избегать роли третейского судьи. Жалейте пострадавшего и все.

Бабушки и другие родственники

Вопрос: Бабушка часто говорит моей трехлетней дочке неприятные вещи: «Ты такая некрасивая, когда плачешь» или «Какие же у тебя жиденькие волосы» или «Твой братик лучше, потому что он хорошо ест». Насколько бабушка может травмировать ребенка такими высказываниями?

Ответ: Зависимость детей от бабушек и дедушек на порядок меньше, чем от родителей. Если бабушка просто чудовище и ребенку с ней плохо – тогда да, не надо оставлять ребенка с такой бабушкой. Если бабушка «косячит» по мелочам и при этом ребенок доволен – ничего страшного.

Вопрос: Дочери 11 лет, ее окружает много родственников. Я стала замечать, что она пытается угадать, каких эмоций от нее ждут. Даже если ей что-то не нравится, она говорит бабушке: «Ой, как это мило, я давно об этом мечтала». Получается, что ее настоящую я в последнее время практически не вижу. Можно это так оставить или нет?

Ответ: К сожалению, это сейчас довольно частое явление. Когда в семьях все построено на эмпатии, сочувствии, то чувствительные эмпатичные дети попадают в ловушку, потому что они не хотят огорчать взрослых. Но при этом они чувствуют, что их настоящие чувства и эмоции как бы запрещены. Хорошо, если они могут общаться со сверстниками и там получают более здоровую коммуникацию. Если же и со сверстниками тоже нет здоровых отношений, я бы подумала про какие-то лагеря с психологическим компонентом – ролевые игры, чтобы научиться осознавать свои чувства. Ей нужна помощь извне.

Подростки и отсутствие мотивации

Вопрос: Сыну 14 лет, он учится в 9 классе. У него идет полный отказ от школы – неинтересно, не хочу, прогулы и так далее. Его не интересует ничего, кроме компьютера и прогулок с друзьями. Он даже не может сказать, что он будет делать после 9 класса. Как быть?

Ответ: 14 лет? Никак. 9 класс не у вас, а у ребенка. Надо решить, куда идти дальше? Надо. Задайте ему этот вопрос. Вопрос задали – родительский долг выполнили. Пусть подумает, у него еще есть время. Чем больше будете думать вы за него, тем меньше будет думать он. Сказать ему: «Дорогой, тебе 14 лет, как ты решишь, так мы и сделаем». Поздно за него решать эти вопросы.

Вопрос: Моей старшей дочери 13 лет. Она совершенно не хочет ничего делать, ни уроки, ничего. Никакой мотивации у нее нет.

Ответ: Ну кто в 13 лет хочет делать уроки? У ребенка есть право не хотеть. Честный разговор начинается тогда, когда мы признаем за ребенком это право. Не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу – это нормально. Не надо стараться его замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему, сказать – я понимаю, как ты не хочешь. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется. Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю.

Вопрос: Моей дочери-подростку как будто ничего не нужно. Вот мы собирались куда-то поехать, я говорю: «Давай, сделаешь уроки и поедем». Проходит пять часов, ничего не сделано. Дочь равнодушно говорит: «Ну ладно, не поедем». Даже угроза отобрать телефон не работает: «Ну ок, ладно, забирай».

Ответ: Отказ от всех притязаний и желаний — это крайняя форма протеста для ребенка. Часто это говорит о том, что ребенок чувствует себя слишком уж под контролем, слишком много от него ожидают. И тогда нужно просто отойти, сказать: «Это твоя жизнь, ты живешь ее, как хочешь, если что – кричи».

Вопрос: Ребенку 12 лет. Кажется, что сейчас его интересуют только компьютерные игры. Что делать – ограничивать, не ограничивать или убрать совсем?

Ответ: Весь вопрос, как мне кажется, в том, общается ли он со сверстниками в реале или нет. Есть ли у него приятели во дворе? Играет ли он в футбол? Если нет, я бы подумала про то, чтобы добавить в его жизнь какого-то живого общения. Придумать ситуацию, когда он откроет для себя игру со сверстниками. В деревню увезти, например. Чтобы он понял, что в жизни еще что-то бывает, что можно просто гонять в футбол. Расширить его видение.

Вопрос: Ребенок хочет только лежать на диване с телефоном. И все. Как выводить его из этого растительного состояния?

Ответ: Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Оставьте его, дайте ему понять, что вы не будете его оттуда выковыривать. Знаете, меня часто спрашивают, как пережить подростковый возраст ребенка. Так вот, у меня есть три совета родителям – секс, работа, алкоголь (смех в зале). Займитесь собой, своими делами.


Вопрос: Но вы ведь понимаете, мы боимся, что ребенок так и пролежит всю жизнь на диване.

Ответ: Я понимаю, что вы боитесь. Но чем больше вы боитесь, тем больше они лежат. Это механизм созависимости. Когда человек чувствует, что кто-то живет его жизнью и слишком переживает за него, он начинает отстаивать свою субъектность. Хорошо, если активно, когда он говорит: «Да пошли вы!» А когда на активное сопротивление сил нет, он начинает отстаивать себя пассивно. Замыкаясь и закрываясь.

Вопрос: Если мы оставим ребенка в покое, не будем приставать к нему с неприятным, не получится ли так, что вырастет человек, который не сможет бороться с трудностями? В каких ситуациях нужно настоять, преодолеть, а где можно расслабиться и сказать — не хочешь, не надо?

Ответ: В жизни всегда есть что-то, что нужно преодолевать – дойти до дома, когда устал, выйти на улицу, когда холодно, дождаться маму с работы. То есть тепличных условий все равно не получится. Поэтому странно их создавать искусственно. Жизнь и так состоит из трудностей, никуда не денешься. Если он способен преодолеть – поддержите его. Если нет – отстаньте.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

Людмила Петрановская о «рецепте воспитания»…

Может ли мама травмировать ребенка тем, что уходит на работу? Почему нежелание играть с трехлетней дочкой – это нормально? Как быть, если ребенок не хочет учиться и как научить его «глотать лягушку»? Семейный психолог Людмила Петрановская ответила на вопросы родителей во время своего выступления в лектории ЕжикFamily.

Мама и работа

Вопрос: Ребенку 2, 5 года и он всегда плачет, когда мама уходит. Нормально ли это? Можно ли это как-то смягчить?

Ответ: Ребенок в два с половиной года и должен быть недоволен, что мама уходит, это нормально. Любой ребенок до 3-4 лет хочет, чтобы мама всегда была рядом. Он имеет право расстроиться. Тут нет ничего страшного, ведь вы потом утешите его, когда придете. Можно начать готовить его к этим расставаниям заранее, понемножку. Но важно, чтобы эта доза была ему посильна. Например, если мама уедет на месяц в командировку – это для двухлетнего ребенка уже будет чересчур.

Вопрос: Я работающая мама, сыну 4 года, я вышла на работу, когда ему было два. Сын хочет, чтобы я проводила с ним все свое свободное время. А когда? В будни работа, в выходные надо прибраться и в магазин сходить. Можно ли как-то повысить качество времени, которое я провожу с ребенком?

Ответ: Это проблема всех работающих мам – и работать надо, и ребенку вы нужны. Здесь надо не столько качество времени повышать, сколько помочь ребенку осознать и пережить его чувства по поводу того, что вы уходите. Надо пожалеть его за то, что он скучает. Давать ему какие-то ваши вещи, чтобы он мог ходить в вашем халате, например. Оставлять для него какие-то сюрпризики, записочки, приносить подарочки. Все это облегчит для него разлуку.

Вопрос: Может ли быть, что я травмирую своего ребенка тем, что я работаю?

Ответ: Ну конечно, мы травмируем детей каждый день. Тем, что мы ходим на работу, тем, что не разрешаем мультики и так далее. Мы вообще все постоянно травмируемся, это не конец света. И дети, пока растут, все время травмируются. Весь вопрос в том, чтобы это были микротравмы. Если вы не теряете контакт с ребенком – то ничего страшного. Он может это пережить и постепенно адаптироваться.

Братья и сестры

Вопрос: У меня двое детей, сыну год, а дочке три. Я с ними дома одна практически 24 часа в сутки. Дочка все время просит, чтобы я с ней поиграла. То есть она с утра до вечера прилипает буквально к ноге и ждет, когда я освобожусь. Получается, что я ей все время отказываю — мне ведь нужно и обед приготовить, и сына покормить. Как быть?

Ответ: Эта ситуация знакома многим, она связана с урбанизацией, в результате которой мамы с детьми оказались запертыми дома. Никогда в жизни молодую мать с ребенком или двумя не оставляли одну. У богатых была прислуга, у бедных – большая семья. А сейчас мы ребенка на улицу одного не выпускаем. Семьи стали маленькие – мама одна, папа на работе. И получается адская ситуация – ребенку дико скучно, он хочет с вами играть, потому что больше не с кем. А мама не может себе позволить играть, ей некогда. Кроме того, ей это тоже дико скучно. Для взрослой женщины неестественно играть в игры трехлетки. Вам надо подумать, как найти ей общество других детей. Ну, например, договориться с подругами, что ваши дети будут по очереди приходить играть то в одну семью, то в другую.

Вопрос: У меня два сына, 3 года и 8 лет. Маленький – забияка и все время провоцирует старшего. Как реагировать родителям – вмешиваться или пусть сами разбираются ?

Ответ: Если вы начнете вмешиваться, то вы так и будете разбираться в их отношениях до совершеннолетия. Если это не входит в ваши планы, то лучше избегать роли третейского судьи. Жалейте пострадавшего и все.

Бабушки и другие родственники

Вопрос: Бабушка часто говорит моей трехлетней дочке неприятные вещи: «Ты такая некрасивая, когда плачешь» или «Какие же у тебя жиденькие волосы» или «Твой братик лучше, потому что он хорошо ест». Насколько бабушка может травмировать ребенка такими высказываниями?

Ответ: Зависимость детей от бабушек и дедушек на порядок меньше, чем от родителей. Если бабушка просто чудовище и ребенку с ней плохо – тогда да, не надо оставлять ребенка с такой бабушкой. Если бабушка «косячит» по мелочам и при этом ребенок доволен – ничего страшного.

Вопрос: Дочери 11 лет, ее окружает много родственников. Я стала замечать, что она пытается угадать, каких эмоций от нее ждут. Даже если ей что-то не нравится, она говорит бабушке: «Ой, как это мило, я давно об этом мечтала». Получается, что ее настоящую я в последнее время практически не вижу. Можно это так оставить или нет?

Ответ: К сожалению, это сейчас довольно частое явление. Когда в семьях все построено на эмпатии, сочувствии, то чувствительные эмпатичные дети попадают в ловушку, потому что они не хотят огорчать взрослых. Но при этом они чувствуют, что их настоящие чувства и эмоции как бы запрещены. Хорошо, если они могут общаться со сверстниками и там получают более здоровую коммуникацию. Если же и со сверстниками тоже нет здоровых отношений, я бы подумала про какие-то лагеря с психологическим компонентом – ролевые игры, чтобы научиться осознавать свои чувства. Ей нужна помощь извне.

Подростки и отсутствие мотивации

Вопрос: Сыну 14 лет, он учится в 9 классе. У него идет полный отказ от школы – неинтересно, не хочу, прогулы и так далее. Его не интересует ничего, кроме компьютера и прогулок с друзьями. Он даже не может сказать, что он будет делать после 9 класса. Как быть?

Ответ: 14 лет? Никак. 9 класс не у вас, а у ребенка. Надо решить, куда идти дальше? Надо. Задайте ему этот вопрос. Вопрос задали – родительский долг выполнили. Пусть подумает, у него еще есть время. Чем больше будете думать вы за него, тем меньше будет думать он. Сказать ему: «Дорогой, тебе 14 лет, как ты решишь, так мы и сделаем». Поздно за него решать эти вопросы.

Вопрос: Моей старшей дочери 13 лет. Она совершенно не хочет ничего делать, ни уроки, ничего. Никакой мотивации у нее нет.

Ответ: Ну кто в 13 лет хочет делать уроки? У ребенка есть право не хотеть. Честный разговор начинается тогда, когда мы признаем за ребенком это право. Не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу – это нормально. Не надо стараться его замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему, сказать – я понимаю, как ты не хочешь. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется. Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю.

Вопрос: Моей дочери-подростку как будто ничего не нужно. Вот мы собирались куда-то поехать, я говорю: «Давай, сделаешь уроки и поедем». Проходит пять часов, ничего не сделано. Дочь равнодушно говорит: «Ну ладно, не поедем». Даже угроза отобрать телефон не работает: «Ну ок, ладно, забирай».

Ответ: Отказ от всех притязаний и желаний — это крайняя форма протеста для ребенка. Часто это говорит о том, что ребенок чувствует себя слишком уж под контролем, слишком много от него ожидают. И тогда нужно просто отойти, сказать: «Это твоя жизнь, ты живешь ее, как хочешь, если что – кричи».

Вопрос: Ребенку 12 лет. Кажется, что сейчас его интересуют только компьютерные игры. Что делать – ограничивать, не ограничивать или убрать совсем?

Ответ: Весь вопрос, как мне кажется, в том, общается ли он со сверстниками в реале или нет. Есть ли у него приятели во дворе? Играет ли он в футбол? Если нет, я бы подумала про то, чтобы добавить в его жизнь какого-то живого общения. Придумать ситуацию, когда он откроет для себя игру со сверстниками. В деревню увезти, например. Чтобы он понял, что в жизни еще что-то бывает, что можно просто гонять в футбол. Расширить его видение.

Вопрос: Ребенок хочет только лежать на диване с телефоном. И все. Как выводить его из этого растительного состояния?

Ответ: Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Оставьте его, дайте ему понять, что вы не будете его оттуда выковыривать. Знаете, меня часто спрашивают, как пережить подростковый возраст ребенка. Так вот, у меня есть три совета родителям – секс, работа, алкоголь (смех в зале). Займитесь собой, своими делами.


Вопрос: Но вы ведь понимаете, мы боимся, что ребенок так и пролежит всю жизнь на диване.

Ответ: Я понимаю, что вы боитесь. Но чем больше вы боитесь, тем больше они лежат. Это механизм созависимости. Когда человек чувствует, что кто-то живет его жизнью и слишком переживает за него, он начинает отстаивать свою субъектность. Хорошо, если активно, когда он говорит: «Да пошли вы!» А когда на активное сопротивление сил нет, он начинает отстаивать себя пассивно. Замыкаясь и закрываясь.

Вопрос: Если мы оставим ребенка в покое, не будем приставать к нему с неприятным, не получится ли так, что вырастет человек, который не сможет бороться с трудностями? В каких ситуациях нужно настоять, преодолеть, а где можно расслабиться и сказать — не хочешь, не надо?

Ответ: В жизни всегда есть что-то, что нужно преодолевать – дойти до дома, когда устал, выйти на улицу, когда холодно, дождаться маму с работы. То есть тепличных условий все равно не получится. Поэтому странно их создавать искусственно. Жизнь и так состоит из трудностей, никуда не денешься. Если он способен преодолеть – поддержите его. Если нет – отстаньте.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

Источники:

http://www.psychologies.ru/articles/u-tebya-sovest-est-lektsiya-lyudmilyi-petranovskoy/
http://soznatelno.ru/lyudmila-petranovskaya-o-retseptah-vospitaniya/
http://soznatelno.ru/lyudmila-petranovskaya-o-retseptah-vospitaniya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector