Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти. Юлия Борисовна Гиппенрейтер: интервью

Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

Что мы можем сделать для блага своего ребенка? Где проходят границы родительского авторитета? В чем разница между «воспитывать» и «помогать расти»? Разрешать ли ребенку (не) делать то, что он (не) хочет? Встреча с доктором психологических наук Юлией Гиппенрейтер.

Psychologies: Что мы действительно можем сделать для блага своего ребенка?

Юлия Гиппенрейтер: Лучшим ответом будет зрительный образ. Вспомните фреску Микеланджело: Бог сотворяет Адама. Их руки вот-вот встретятся; мощная, мускулистая рука Бога устремляется к протянутой руке Адама. Взрослый — носитель знаний, мудрости, этических принципов. И он передает все это своему ребенку.

То есть воспитывает?

Я бы заменила глагол: он слишком часто ассоциируется с такими действиями, как заставлять, принуждать, требовать, контролировать, проверять. Поэтому лучше сказать не «воспитывает», а «растит». Помогает расти. Чтобы когда-нибудь ребенок вырос и мог жить среди других людей, самостоятельно. И тогда взрослый должен свою руку отодвинуть. Потому что рука ребенка уже обрела собственную силу. Он индивидуум, личность. И когда это произойдет, родительская миссия окончена. Тогда остаются только их личные чувства друг к другу, их любовь, дружба между родителями и ребенком.

Но бывает иначе: родители продолжают «воспитывать».

Такое отношение — это насилие над ребенком. И не только над теми, кто вырос, но и над маленькими детьми. У каждого ребенка свой процесс осмысления, свой темп развития, роста. Нам нельзя вмешиваться в этот процесс, тем более вмешиваться неаккуратно. Это значит нарушать его! Родители должны быть помощниками: это как с растением — его нужно подпитывать, защищать, а не тянуть за верхушку, не торопить.

Но бывают еще и внешние требования: что ребенок должен уметь к определенному возрасту…

Великий математик Владимир Арнольд вспоминал, как в конце первого класса учительница вызвала его мать и сказала: «Я вашего сына перевести не могу, он до сих пор не выучил таблицу умножения, складывает в уме числа, вместо того чтобы умножать». Но у него отец профессор, дед профессор — не может быть!

И вот что придумала тогда бабушка — сделала карты, наподобие игральных, но с примерами: семью восемь или пятью три. А на другой стороне — ответ. И они стали вместе играть: «Пятью шесть». — «Тридцать», — говорит Володя. Откладывают карточку в одну сторону. А если неправильный ответ, то в другую. И так с одной стороны стопка карт худела, а с другой росла.

Активное слушание — способ вести разговор, который позволяет понимать состояние, чувства и мысли ребенка

Так он быстро выучил всю таблицу умножения. Почему? Учительница требовала автоматических ответов, а мальчик вдумывался, ему надо было понять. Она ему грозила наказанием: не переведу. А бабушка превратила обучение в игру и достигла нужного результата, не принуждая ребенка, а следуя за ним.

Школа как организация не заинтересована в развитии творческого мышления и самостоятельности ребенка. Она построена на спущенных сверху заданиях, программах, методиках. И требует беспрекословного их выполнения. По сути школа — это лаборатория по изготовлению безвольных людей: школьник по определению подневолен. Он исполнитель. Для творчества у него не остается времени, мысли. А волевая личность рождается, только когда ребенок растет в атмосфере свободы, инициативы, любопытства, поиска.

Воля — это понятие, неприменимое к действию. Оно применимо к личности. Воля — это свободная энергия, а волевая личность — тот, у кого присутствует эта энергия и кто делает то, что ему интересно.

Физиолог Павлов зарплату забывал получать, обедать забывал, так его увлекали его исследования. Давайте такую волю у ребенка воспитывать, чтобы он хотел что-то делать и делал, чтобы у него было живое желание и интерес. А когда его заставляют, запугивают, как та учительница, которая говорит: «Не переведу», или «Все выучили, а ты почему такой глупый?» — в ребенка вселяют страх и чувство неполноценности. У него пропадает энергия, стремление что-то делать.

Ребенку необходимо хорошо относиться к себе. И если «я учусь плохо, мама на меня сердится», то ему становится очень плохо

Поэтому родителям приходится сделать выбор: встать либо на сторону школы, либо на сторону ребенка. Вдохновлять — вот задача взрослого. Если школа этого не делает, значит, должны делать родители — по крайней мере первые шаги в этом направлении. Освободить ребенка от принудиловки, сказать ему: «Ты не должен».

Прежде всего необходимо учиться понимать, чего он действительно хочет и почему он этого хочет. Интересное наблюдение сделала одна мама. Ей казалось, сын испытывает ее терпение: он смотрел много раз подряд мультфильм, который ей категорически не нравился. А мать упрекала его: «У тебя есть масса развивающих программ, книг и игр, займись чем-нибудь другим, в конце концов! Этот мультфильм больше смотреть нельзя». После чего следовали слезы, истерики и обиды.

Но потом мать прошла курс активного слушания и попробовала изменить тактику. Активное слушание — способ вести разговор, который позволяет понимать состояние, чувства и мысли ребенка. Основные приемы — повернуться лицом к ребенку, повторять то, что он сказал, называть его чувства. В результате ребенок сам продвигается в решении своей проблемы, а родители становятся спокойнее, меньше раздражаются, лучше чувствуют настроения и желания сына или дочери.

«Ты хочешь, чтобы я включила тебе этот мультфильм», — говорит она в утвердительной форме. — «Да, хочу смотреть именно этот мультфильм, потому что он мне очень нравится!» — «Тебе очень нравится именно этот мультфильм», — говорит она. «Да, очень!» — отвечает мальчик. Мать выдерживает паузу. «Но ты никогда не разрешаешь мне его смотреть», — продолжает мальчик.

Тогда мама говорит: «Ты сердишься из-за того, что мама не разрешает тебе смотреть мультфильм, который тебе очень нравится». — «Да, мне этого так хочется!» И после паузы: «Я хочу смотреть фильм с тобой, мама». Мы видим, что в ребенке идет какой-то свой, особенный процесс. «Тебя не было дома целый день, и я очень соскучился».

Мама опять повторяет: «Ты очень соскучился, мой малыш, и хочешь со мной смотреть мультфильм». — «Да, очень хочу». Она обнимает ребенка. Он бежит в свою комнату, приносит. диск «Учимся читать» и предлагает посмотреть его немного, а потом просто вместе почитать его любимую книгу. Что произошло? Мать услышала наконец, что на самом деле ребенок хотел ласки и понимания. Это парадоксальное поведение — рассердить, чтобы получить внимание, — очень типично для детей.

Значит, можно иногда разрешить не делать то, чего он не хочет?

Конечно, не всегда надо подчиняться жестким правилам. Если, например, дочь просит: «Разреши мне не ходить в школу хотя бы сегодня. Я больше не могу!» — почему бы не разрешить ей это, если вы будете уверены, что она в школе не отстанет. Но ребенка важно подстраховывать, защищать. Как только он начал хромать в каком-нибудь учебном предмете, бейте тревогу. Начните вытаскивать его как можно раньше. Нужно определить, в чем трудность, и вытащить. Иначе дальше будет снежный ком проблем.

Потому что, когда не получается, начинает падать самооценка, ухудшается мнение о себе. Оно ведь меряется поступками. Хорошо учусь — я молодец. Помогаю маме — я молодец. Ребенку необходимо хорошо относиться к себе. И если этого нет, если «я учусь плохо, мама на меня сердится», то ему становится очень плохо. Но ребенок не может жить с плохим мнением о себе, у него включается механизм самоспасения. Как собака целебную траву, он ищет место, где получит одобрение, поддержку, признание. Он ищет где-то авторитетное мнение, а от бандита оно исходит или от батюшки — ему все равно.

И потому в возрасте 11–13 лет может произойти резкое изменение ценностей: дразню учительницу — я молодец, не прихожу домой, лазаю по опасным местам — я молодец, хулиганю, ворую — молодец. У подростка снова высокая самооценка — но теперь она измеряется по другой шкале.

Некоторые родители испытывают страх: если их ребенок в чем-то не преуспел, то их самих оценят как «плохого отца», «плохую мать».

Я сейчас пытаюсь представить себе, как получаются такие родители. Это значит, что им самим никогда не давали жить, следуя собственным спонтанным желаниям, их постоянно оценивали. У них не было своего мнения, они не чувствовали, что имеют право распрямиться во весь рост и сказать свое слово. Я бы с такой мамой поговорила о том, что она сама думает о своем ребенке, о том, как она его любит и чем ему помогает. И посоветовала бы никого не слушать!

Даже если это учитель?

Бывают разные варианты общения, и надо искать подходящий. Одна из участниц моих семинаров рассказывала, что ее вызвала учительница и принялась ругать ее сына: он такой-сякой, он и пятое, и десятое. Но эта мама просто сказала: «Знаете, Нина Петровна, я очень люблю своего мальчика!» И Нина Петровна умолкла.

Это один вариант ответа. Можно использовать и другой, противоположный. «Спасибо, что вы мне это все сказали, я вижу ваше горячее желание помочь моему ребенку выбраться из этой неприятной ситуации. Я буду делать то, что вы мне сказали». Потом прийти и сказать: «Вы наверняка заметили улучшение, и я тоже. Я уверена, это благодаря вашим усилиям».

Учителя тоже люди. Их иногда важно успокоить и поддержать. Дать понять, что цените их работу, уважаете ее. Но оценка вашего ребенка остается в конечном итоге всегда за вами. Что бы вам ни говорили, вы все равно его любите. Школа — это на время. А ваши отношения с ребенком — навсегда.

«Относиться к ребенку осознанно»

Роман, 51 год, специалист по информационным технологиям

Роман отец Александры, 25 лет (дочь от первого брака), Арсения, 13 лет (сын жены), Артемия, 8 лет, и Людмилы, 21 год (приемная дочь): «Невозможно полюбить приемного ребенка сразу. Чтобы он по-настоящему стал «твоим», должно пройти не меньше двух лет. И это не зависит от его возраста: так было с сыном моей второй жены (мы познакомились, когда ему было четыре года), так же было и с приемной дочерью, которая пришла к нам в 16 лет.

Со всеми детьми я веду себя совершенно одинаково. Важно осознанное отношение к ребенку: мы в ответе за тех, кого приручили. Больше всего проблем у меня было с первой дочерью. И дело, конечно, не в ней, а во мне. Тогда я совершенно не понимал, что такое быть папой. Но к встрече с сыном был уже готов. Я очень внимательно смотрел на него, понимая, что ему сейчас не по себе и надо относиться к нему сдержанно и терпеливо. Но искренне. Это очень важно — реагировать, не скрывать свои эмоции.

Я не думаю, что отцу надо быть для ребенка приятелем, это вредно для него. Функция отца подразумевает твердость: дети нуждаются в ограничениях, это их успокаивает и позволяет избегать конфликтов. Моя позиция — быть доброжелательным, но строгим. Тогда дети чувствуют себя защищенными. Конечно, их необходимо хвалить, с ними важно играть, их надо жалеть, но с ними нельзя общаться как со взрослыми, даже когда им исполняется, к примеру, тринадцать (как сейчас Арсению) и кажется, что они уже выросли».

«Сын останется со мной»

Развод всегда дается трудно. Даже если чувства угасли, ничего не связывает и нечего делить. Но сложнее всего, когда вопросом споров становятся дети. О разводе и непростом решении оставить сына себе Игорь Шулинский написал нам в очередной колонке.

6 заблуждений, которые мешают карьерному росту

Нет ничего страшного в том, чтобы совершить ошибку. Но важно, как вы на нее отреагируете и что скажете себе. Самовнушение может усилить негативные переживания, но может и помочь обернуть ошибку во что-то продуктивное.

10 «не» Юлии Гиппенрейтер — Как не нужно воспитывать детей

10 «НЕ» ЮЛИИ ГИППЕНРЕЙТЕР — КАК НЕ НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ ДЕТЕЙ

НЕ БОЙТЕСЬ МЕНЯТЬ ЖИЗНЕННЫЕ ТРАЕКТОРИИ

Многие спрашивают, что хуже – ребенок, заброшенный работающей мамой, или ребенок, который только и видит замученную домашними заботами маму. Есть мнение, что нужно выбирать – либо самореализация, либо дети.

На самом деле, если вы сидите с детьми и вам скучно и плохо – меняйте ситуацию. Если вы вышли на работу на полный день, а вам неуютно и мучает совесть, что бросили ребенка, – опять меняйте ситуацию. Это не значит, что нужно отказаться от работы. Просто здесь есть поле для размышлений и творчества – подумайте, какая вам нужна работа и какая степень занятости. Нужно отзываться на свои внутренние неудовлетворенности. Эмоции – наш главный путеводитель.

Человек становится более счастливым, когда разные части его души и разума договариваются между собой. Не нужно подавлять никакую часть себя, ни в отношении детей, ни супругов, ни работы. Будьте более чувствительны к себе, избавьтесь от схематичных рассуждений: либо кастрюли, либо успех в обществе. Такие упрощения – не про настоящую жизнь с чувствами и с волей к изменениям. Не бойтесь рисковать и менять свои жизненные траектории.

НЕ ЖДИТЕ ЧУДА

Как–то одна мама спросила: «Если папа возвращается домой за пятнадцать минут до того, как мальчик ложится спать, как сделать, чтобы они вошли в контакт?» Войти в контакт они могут. Но стать полноценным папой этому ребенку за пятнадцать минут в день у него не получится.

В памяти ребенка останутся мама, бабушки, тети, няни и их установки, характеры, образ мышления и отношение к миру – но не папины. Потому что очень многое передается ребенку не через прямую речь, а через наблюдения за близкими и их отношениями. И эти отношения дети потом воспроизводят в своей жизни. Поэтому, к сожалению, такой мальчик не сможет потом полноценно воспитывать своего сына, он просто не будет знать как – ведь его самого папа не воспитывал. Тут чудес не бывает.

НЕ ЗАСТАВЛЯЙТЕ СЕБЯ ИГРАТЬ С РЕБЕНКОМ

До школьного возраста главный способ существования ребенка – игра. Но важно не сколько часов и минут вы с ним проводите, а качество ваших с ним игр. Не заставляйте себя играть с ребенком через силу. Он чувствует и слышит, что вам с ним скучно. Ищите то, что вам самим интересно делать вместе с ребенком.

Кроме совместных игр, ребенок должен уметь самостоятельно занимать себя и играть. «Сам делаю», «сам придумываю» переходит в дальнейшем в «сам мыслю». Вы же не сможете за него строить ход его мыслей. Поэтому важно, чтобы было не только «мы вместе», но и «я сам». Нужно отпускать, чтобы он перестал всегда полагаться на маму: а что мне сейчас делать? А чем заняться? Важно деликатно убирать себя из игры, чтобы ребенок играл сам.

Более того, родителям вообще не стоит по поводу действий ребенка говорить «мы». «Мы пошли в детский сад», «мы перешли во второй класс», «мы готовимся к поступлению в школу», а потом и «мы поступили в вуз». Важно, чтобы дети различали, где «мы с мамой», а где «я».

НЕ «ВОСПИТЫВАЙТЕ» РЕБЕНКА

Ребенка часто воспитывают исходя из того, что считают главным мама и папа, из их представлений о том, как должен себя вести ребенок и как должна быть организована его жизнь. Бесспорно, ребенку нужно обеспечивать безопасность и во многом ограничивать, хотя бы для того, чтобы он не свалился из окошка с шестого этажа и умел переходить дорогу.

Важно, чтобы он вовремя ел, спал и был приучен к горшку. Но для душевного контакта с ребенком этого совсем недостаточно. Понимать ребенка – значит понимать, чего он хочет, что ему трудно, что ему совсем невозможно, о чем он мечтает и что для него главное. Часто дети обнаруживают свои желания в резких формах: «спать не хочу», «хочу мороженое», «хочу, чтобы ты не уходила на работу».

Все эти прямые «хочу» и «не хочу» на самом деле воспроизведение с разным знаком родительских «надо», которые мы и называем воспитанием. Нам надо, чтобы он спал и вовремя ел, нам надо на работу. А что надо ему? Скажу, может быть, резко и парадоксально: если вы хотите установить душевный контакт с ребенком – перестаньте его воспитывать.

НЕ БУДЬТЕ ВСЕГДА ПРАВЫ

Чаще всего воспитание в нашей родительской практике – это приучение. Мы говорим: делай так. Если ребенок так не делает, мы поправляем его. То есть управляем им. В лучшем случае работает ваша настойчивость: «Читай, читай, читай – это нужно». В худшем – запугивание: «Будешь утыкаться в компьютер – у тебя появится зависимость, как у алкоголиков… Не будешь хорошо учиться – выгонят из школы и будешь подметать улицы». Наше воспитание придает ребенку нужную нам форму, а критика, запугивания и наказания эту форму замораживают: «Так нельзя!», «Так надо!».

Если ребенок ошибся, мы первым делом спешим поправить: «Ну ты же знаешь, как нужно складывать, мы же учили…». А вы возьмите и ошибитесь специально, напишите первокласснику: 2+5=6. Как будет счастлив ваш ребенок, что родители тоже ошибаются! Дети привыкли, что ими управляют, их давят. А сами они – ничто. Не поучайте ребенка – поиграйте с ним. Ведь на самом деле в ребенке чудесным образом уже от рождения заложено очень много здоровой энергии. Он по большей части развивается сам. Уже в год ребенок – личность. И нужно уважать его интересы и давать ему возможность самоопределения.

НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕ – ПУСТЬ ИДЕТ КУДА ХОЧЕТ

Мы нервно натягиваем на ребенка колготки, потому что опаздываем в детский сад. А он сидит, развалившись, и думает о чем–то своем. Потому что он уже знает: его оденут, поведут, сдадут – когда и куда родителям надо. Его будут формировать. А сам он чего хочет? Какие у него самого интересы? Спросите его, пока он маленький, – он все вам расскажет. Иначе потом будет поздно – в подростковом возрасте он уже будет скрывать от вас свои интересы – он привык, что он объект воспитания, а не субъект построения своей собственной жизни.

Мотивацию ребенка, его интересы нужно блюсти как зеницу ока и развивать. Возможность и умение находить себя – это секрет счастливого человека. Ребенок все время что–то хочет, и если подбрасывать пищу для его интересов, то он пойдет по пути счастливости. Дайте ребенку найти себя и не паникуйте: «Ой–ой! Куда же он пошел себя искать?!» Пусть идет. Двухлетний ребенок еще не умеет произносить «с», но уже говорит: я шам!

НЕ ПУГАЙТЕ ЖЕСТОКИМ МИРОМ

Нередко я слышу такой вопрос: «Вот вы, Юлия Борисовна, проповедуете гуманизм и уважение к ребенку. А наше общество проповедует насилие, жестокость и хитрость. И если дома ребенок будет только белый и пушистый, то как он подготовится хотя бы к школе, где работает подавление и приказная система?»

На подобные вопросы у меня есть ответ. Чем в более сохранном виде ребенок выходит из дома в мир, тем более он подготовлен и укреплен. Чем больше его понимали и уважали, чем больше он смог реализовать свои интересы, чем лучше развивалось его самоопределение, тем более будут развиты его способности к резистенции, то есть выше его сопротивляемость в жестоких условиях. И наоборот: если вы жестко воспитываете ребенка, он ослаблен при выходе в мир.

И НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ГОВОРИТЬ О ЧУВСТВАХ

Как показывают исследования, развитие так называемого эмоционального интеллекта имеет большое значение для того, насколько успешно в будущем ребенок сможет справляться со сложными ситуациями. Чтобы развивать у детей эмоциональный интеллект, нужно использовать в общении словарь эмоций.

Чаще употребляйте слова, описывающие ваше состояние и состояние ребенка, называйте своими именами разные переживания, аффекты и чувства. Эмоции ребенка нужно слушать и озвучивать их ему же: «ты хочешь», «ты недоволен», «ты злишься», «ты плачешь», «ты очень–очень хочешь мороженое, а я тебе запретила, и ты расстроился из–за этого».

Рассказывайте ребенку о нем самом, о его состояниях, динамике его переживаний. Переводите детские истерики и манипуляции в разговор о его чувствах. Но делайте это не с раздражением, а с пониманием. И не надо спрашивать: «Почему ты не слушаешься? Мы же договорились…». Ребенок, скорее всего, не знает ответа на эти вопросы. А вы только запираете эмоциональный контакт, переводя разговор с ним на логический уровень.

И не забывайте доносить свои чувства до него: «Ты сейчас отказываешься одеваться, и меня это очень огорчает», «Мне очень жаль, что я не могу тебе позволить десятое мороженое» (здесь еще и искорка юмора).

НЕ УВЕЩЕВАЙТЕ

«Ты же сам обещал, что это последний мультик!» Это «же» называется увещеванием, и оно очень вредно. Лучше не запрещать что–либо безоговорочно, а вводить правило. Правила не обсуждают и по их поводу не торгуются.

Ребенок говорит: «Я не хочу ложиться спать». Пойдите навстречу его настроению: «Тебе не хочется спать? И ты очень расстроен, что у нас такое правило? Лучше бы таких правил не было! Да, некоторые правила бывают очень противные… Но я ничего не могу с этим поделать, ведь это правило». Такой разговор облегчит всем жизнь.

«Ты же знаешь, что машинки можно только на день рождения» – это снова увещевание. Если ребенку что–то нужно, не вступайте в переговоры, не оспаривайте его слова, но ставьте ему ограничения. А главное, не читайте ему нотации, просто поймите его: «Тебе очень нужна машинка. Ты очень ее хочешь. Сейчас у меня нет возможности. Но я запомню, что тебе такая нужна».

Но не забывайте, что, кроме правил, у детей должны быть права. Если ребенок не получает того, что ему действительно нужно, он будет ваши правила нарушать, будет спорить, врать и скрываться. Он станет уважать ваши правила, если вы будете уважать его мотивы и права.

НЕ ЗАМЕНЯЙТЕ РЕАЛЬНЫЙ МИР ГАДЖЕТАМИ

Особенность новых технологий заключается в том, что они дают мгновенную обратную связь. То есть ребенок, выращенный на гаджетах, не привык к тому, что реакция на его действия может быть запоздалой, отложенной. Еще одна особенность: это взаимодействие физически ограниченное.

С гаджетами небольшие манипуляции руками приносят огромный поток информации. В результате они не дают возможности изучать физические законы взаимодействия предметов. И третья характерная черта новых технологий: эмоциональные отношения в компьютерных играх и социальных сетях куцые, ограниченные заданными формами.

Родителю стоит понимать богатства реального мира и его параметры. Осознавать, какие из этих параметров в технологиях урезаны. Когда вы ограничиваете взаимодействие детей с гаджетами, заполняйте освободившееся время активностями, в которых ребенок получит то, что технологии ему не дают.

Подвижные занятия, реальные действия с предметами, эмоциональное общение с мамой и папой – на это стоит обращать особое внимание. В социальных сетях нет ни запахов, ни прикосновений, ни интонаций. Если делиться эмоциями с ребенком, прививать ему вкус к реальному миру, то к моменту, когда он пойдет в школу, лимиты гаджетов будут ему хорошо известны. И он сам не захочет сидеть в телефоне больше получаса.

Юлия Гиппенрейтер: »Я избегаю прямых советов: люди редко им следуют»

Известный психолог и педагог Юлия Гиппенрейтер отвечает на самые частые вопросы родителей. Ревность к детям и взрослым.

Юлия Гиппенрейтер психолог, специалист по экспериментальной психологии

Мы начинаем цикл публикаций от известного психолога Юлии Гиппенрейтер, автора педагогических бестселлеров «Общаться с ребенком. Как?» и «Продолжаем общаться с ребенком. Так?». Сегодня Юлия Борисовна отвечает на самые частые родительские вопросы и делится примерами из своей практики.

Обычно, узнав о похожей трудности, родители испытывают некоторое облегчение: «оказывается, мы не одни такие!», «значит, это нормально!». И действительно, вполне «нормально», что ребенок с некоторого возраста и в некоторых условиях проявляет упрямство и своеволие, так называемую лень и нежелание учиться. Стоит чаще вспоминать замечательное высказывание: «нежелательное поведение ребенка есть нормальная реакция на ненормальные условия жизни!».

Задавая вопросы, родители часто хотят получить конкретные рекомендации. Там, где это возможно, я делюсь своим мнением, но избегаю прямых советов. Как показывает практика, люди редко следуют советам. Во-первых, потому, что не знают, «как же все-таки так делать. «, но больше потому, что прямой совет: «сделай так-то» или «скажи то-то» просто не работает.

Мы имеем дело с самым сложным творением природы — психикой человека, и все улучшения в ребенке и в отношениях с ним бывают результатом не какого-то одного «удачного» действия или слова, а процесса изменения «привычного» порядка в семье, стиля отношений и условий жизни, которые породили эту проблему.

Поэтому в своих ответах я выбираю несколько путей. Во-первых, делюсь знаниями и открытиями в области психологии общения и развития ребенка. Во-вторых, высказываю предположения о возможных причинах проблемы или трудной ситуации и приглашаю родителя подумать вместе. В третьих, напоминаю и показываю иной образ действий родителя — шаги и пути, которые в конечном счете (не надо надеяться, что сразу) приведут к гармоничным, доверительным отношениям с ребенком. Наконец, с удовольствием привожу успешный опыт других родителей, зная, что такой опыт бывает гораздо более убедительным, чем мнения многих специалистов.

Валентина (сыну 3 годя, дочери 6 месяцев):

«Я старалась подготовить сына к рождению дочери, но он все равно ревнует, однажды даже расцарапал ей лицо. Как привить любовь одного ребенка к другому?»

Давайте сначала вспомним о ревности взрослых. Всем родителям наверняка знакомо это чувство. А у ребенка оно может быть еще сильнее, потому что не сдерживается сознанием или пониманием.

Лучше всего поговорить с ним о том, что он чувствует. И при этом не осуждать, не критиковать его, а сначала назвать это чувство, оно ведь очень естественное. Дальше — уделять старшему ребенку много внимания. Важно понять, что он оказался в очень тяжелой ситуации. Внимание его родителей ушло, переключилось на маленького. Представьте, что он как будто чуть-чуть болен и нуждается в усиленной заботе.

Мудрые родители находят способы избежать детской ревности. Одна молодая мама сделала так, что старшая дочка и после рождения брата была «главной». Малыш, как она рассказывала, «просто все время болтался подмышкой», а с дочерью она гуляла и играла по-прежнему, и еще общалась с ней как с помощницей. Девочке нравилось помогать маме, и скоро она очень привязалась к братику.

Мария (сыновьям 5 лет и 1,5 года):

«Что делать, если все мое внимание достается младшему ребенку? Я все время думаю только о младшем и вижу, как страдает старший».

Часто бывает, что старший ребенок отходит у мамы на второй план. И ей совестно, что все выглядит так, будто она питает к младшему более сильные чувства. Что можно посоветовать маме в этой ситуации? Быть честной с самой собой и с ребенком. Ведь с ним можно об этом поговорить:

— Знаешь, мне сейчас трудно уделять тебе столько же времени, как раньше, и как я бы очень хотела. Я тоже скучаю по тем временам. Маленький забирает мое внимание, и ты, наверное, это чувствуешь. Но у нас по-прежнему есть дела и занятия только наши с тобой.

Борьба за внимание

Наталья (дочке 4 года, сыну 5 лет):

«Иногда мои дети не могут поделить маму. Когда я возвращаюсь домой, они хотят меня разорвать на части. Каждый, желая обратить как можно больше моего внимания на себя, находит повод поплакать, покапризничать. Я понимаю, что кроется за таким поведением, но почему-то с папой они выражают свои эмоции иначе, и такой ситуации не возникает».

Между прочим, стоило бы присмотреться: а что делает папа такое, что с ним все по-другому? Может быть, мама очень быстро и остро реагирует на капризы и другие способы привлечь ее внимание?

Возможно, детям не хватает индивидуального внимания. И тогда очень хорошо оставить с кем-то одного ребенка и пообщаться с другим, а потом наоборот.

У моей знакомой американки было пятеро детей. Когда дети доросли до школьного возраста, на время ланча приезжала в школу, за одного ребенка и посвящала все время ланча — два часа — только ему. Так она напитывала своих детей индивидуальным вниманием.

Екатерина (дочкам 3 и полтора года):

«Иногда бывает так, что им обеим хочется поиграть в одну и ту же игрушку. Как тут быть? Младшую обижать не хочется, но и со старшей несправедливо получится, если убедить ее уступить».

С маленькой, конечно, особенно не поговоришь. Поскольку она много не поймет, можно поговорить со старшей. Например, так:

— Я знаю, ты не хочешь отдавать ей игрушку, это твоя игрушка, и несправедливо у тебя ее отбирать. Наверное, она тоже думает, что несправедливо, что ей не дают. Поэтому давай что-нибудь придумаем. Например, можно сделать так. Игрушечка где-то полежит отдельно — ей больно, когда ее тянут в разные стороны. Потом отвлечем маленькую, и ты поиграешь. А потом дашь поиграть ей.

Можно придумать и другие варианты такого разговора. Главное — постараться не ущемлять «права» и чувство справедливости старшей, настаивая, что она должна уступить, потому что «большая».

Елена (сыну 2 года 4 месяца):

«В отсутствие папы мы с сыном хорошо общаемся, но когда папа приходит с работы, он кидается в меня игрушками, кричит: „Мама, уходи!“ На мои и мужа слова не реагирует. С мужем у нас хорошие отношения. Как нам быть?»

На грубые выходки детей, неважно, по какому поводу они случаются, нужно обязательно сразу реагировать. Во-первых, сказать:

— Ты хочешь маму ударить! Это нельзя! Мне не нравится, когда дети так делают.

Потом можно добавить:

— Тебе что-то не нравится. Тебе сейчас трудно! Скажи, что тебе трудно. (Послушать).

Хорошо, если и папа скажет:

— Мне тоже не нравится, когда дети так себя ведут! — и немного отстранится от него.

Для ребенка станет очевидно, что при таком поведении внимания папы он не получит.

Источники:

http://www.psychologies.ru/standpoint/yuliya-gippenreyter-sledovat-za-rebenkom-i-pomogat-emu-rasti/
http://www.b17.ru/blog/57204/
http://www.7ya.ru/article/Yuliya-Gippenrejter-Ya-izbegayu-pryamyh-sovetov-lyudi-redko-im-sleduyut/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector