Молитва сын отбился от рук. Почему подростки отбиваются от рук

Что делать, если 25-летнее чадо «отбилось от рук»

В редакцию на почту пришел очень краткий вопрос, ситуация не совсем понятная, тем не менее, давайте постараемся помочь зрительнице. Вот, что она пишет: «Проблемы с сыном, ему 25 лет, и он не слушается вообще. Как быть? Доходит до слез».

— В каком возрасте вообще происходит так называемое отделение ребенка от матери, когда у него формируется собственное мнение, он может не соглашаться с чем-то – и это нормально.

Самая первая проба самостоятельности происходит в возрасте около 3 лет. Это широко известный и хорошо описанный кризис «Я сам!» Время, когда родители впервые встречаются с яростным и зачастую совершенно неразумным негативизмом своего ребенка. И это — нормальная, здоровая стадия развития. До этого ребенок находился в слиянии с мамой, а теперь перед ним стоит задача выстроить границы своего «Я». Каждое «нет» — это еще один кирпичик, идущий на строительство самого себя в качестве самостоятельной личности.

Во многом от того, как прошла эта первая «проба пера» зависит то, каким будет ее закономерное повторение в подростковом, а затем — в юношеском возрасте. Трехлетнего ребенка гораздо легче уговорить, переключить внимание. Категоричный подросток — гораздо более сложный собеседник для родителей. Это время, когда родителям необходимо перестроиться с модели послушания на модель взаимоуважения в отношениях с ребенком. Только так можно сохранить свой авторитет. Женщина же пишет, что ее сыну 25 лет. В социальном плане он уже взрослая личность. И согласитесь, когда мы читаем фразу «Ему 25, он не слушается» — становится понятна суть конфликта. Мама не готова воспринять, не видит, что ее сын — вырос, стал взрослым человеком.

— Раз женщина пишет о том, что доходит до слёз, видимо, не слушается сын ее в каких-то глобальных вопросах. Стоит ли давить на уже взрослого сформировавшегося человека в таком случае? Или это не поможет?

Давление может только усилить отчужденность — и это в лучшем случае, если сын будет сопротивляться. Если сопротивление будет подавлено – хорошего мало. Будут обесценены его желания, возникнет неуверенность в собственной способности жить так как хочется. Будет ли он счастлив? Вряд ли.

Родителям сложно контролировать свою тревогу за будущее детей. Свою тревогу они часто выражают через своеобразный террор. Они думают, что если ребенку указать на его ошибки, он может исправиться. Это иллюзия. Взрослый человек должен иметь возможность принимать свои собственные решения, и даже ошибаться, нести ответственность за свои ошибки и так получать необходимый опыт, понимание самого себя. Конечно, очень тяжело родителям, когда ребенок не соответствует их ожиданиям. Когда они вдруг начинают чувствовать свою беспомощность и невозможность повлиять на его судьбу. Важно понять и принять, что ни один родитель не может прожить за ребенка его жизнь. Как бы страшно ни было — необходимо отдать ответственность, отпустить ребенка в его собственное плавание, разжать контроль.

Особенно сложно перестроиться тем мамам, для которых ребенок с самого начала был смыслом всей жизни. Очень сложно тогда его отпускать. Потому что нужно будет искать для себя новый смысл. Но в этом есть и положительная сторона, если женщина сможет взглянуть на это так, что она уже выполнила свой материнский долг, что теперь она может заняться собственной жизнью. Она — свободна и может делать теперь то же самое, что так возмущает и ранит ее в сыне, — то, что ей захочется.

— Затронем подспудную тему. Когда ребенок должен вылетать из родительского гнезда? То есть, в какой момент, ребенок уже не должен жить с родителями? Ведь, возможно, данные проблемы возникли именно по этой причине.

Да, жилищный вопрос достаточно важен. Когда выросшие дети не имеют возможности переехать, сложнее осуществить этот качественный переход в отношениях на той же самой территории, на которой они многие годы жили в «детской» роли. Потому что формально все остается как прежде. И вдруг — а для мамы это всегда «вдруг» — он начинает вести себя иначе. И естественной первой реакцией будет потребность вернуть все к тому, что было. Однако родительское чрезмерное давление создает ощущение слабости, неверие в свои силы, страх принимать собственные решения. Когда лучше отселять чадо? 🙂 Во многих семьях это происходит само собой, когда ребенок уезжает учиться после окончания школы. Часто в это вмешивается финансовая сторона вопроса. А желание молодых людей жить отдельно обычно и возникает в возрасте после 18-20 лет.

Телезрительница переживает действительно трудные времена в отношениях с сыном. Несмотря на то, что это и закономерный, «здоровый» кризис, ей от этого не легче. Я могу посоветовать ей искать для себя поддержку во всех возможных других сферах своей жизни — больше делать то, что нравится, или что всегда делать хотелось, но не было на это времени. И потихоньку отпускать от себя сына. Учиться смотреть на него другими глазами — как на взрослого мужчину. Если же ее переживания связаны с тем, что он не слушается уже как взрослый, а ведет себя иногда как ребенок, и она чувствует себя используемой, то в этих ситуациях можно смело вверять ему ответственность. Совершенно необязательно ей для взрослого сына стирать и готовить, например. Особенно, если он отказался сходить в магазин.

Почему подростки отбиваются от рук?

«Был ребенок как ребенок, а подрос — и словно бес в него вселился», — часто можно услышать от родителей эту или подобную по смыслу фразу. На самом деле «бес» в отпрыске жил и раньше, просто до 14-15 лет родителям хватало власти удерживать «джина в бутылке», а теперь перестало хватать.

Читать еще:  Упражнения для похудения подростку. Похудение без диет для подростков

Наследственность или гормоны?

Причин, почему подрастающий ребенок становится неуправляемым, масса. Начать с того, что ему нелегко управлять самим собой: душевное состояние, уверенность в себе, а отсюда поведение могут меняться в больших пределах. Подросток не умеет соразмерять свои амбиции и возможности. То ему кажется, что ему все по плечу, у него — шапкозакидательские настроения. Но вот случается неприятность — и он идет к взрослым за помощью, на лице — уныние, пессимизм. Часто трудно предугадать, чего от подростка ждать в следующие час, день, неделю.

Именно в подростковом возрасте человек наиболее раздираем противоречивыми чувствами. С одной стороны, он рвется быть свободным, а с другой — хочет, чтобы кто-то стоял рядом и подстраховал в случае чего. Или чтобы решения принимал он, а последствия ошибочных и авантюрных шагов расхлебывали другие. Истинной свободы подростки боятся. Когда родители передают отроку полную ответственность за свою жизнь, тот сначала радуется, но вскоре эйфория сменяется беспокойством, как у человека, оказавшегося без компаса и карты в неизвестном лесу.

Многое из того, что регулирует поведение ребенка, сформировано генетически, поэтому не все можно переделать даже при его жгучем собственном желании.

Могут быть и гормональные причины вызывающего поведения, например, повышенное содержание тестостерона в крови, что наблюдается у ребят 12-17 лет. Покоя не дает гипертрофированное половое влечение. Активное занятие спортом, туризмом концентрацию тестостерона уменьшает, а следовательно, снижает агрессию.

Ящик Пандоры

В 14-15 лет начинает проявляться то, что мы «записали на кассету или на дискету» в год, три, пять лет, и многое уже сформировалось окончательно. В этом возрасте начинается реализация усвоенного жизненного материала, хотя представления о своем знании реалий бытия часто значительно превышают истинный багаж таких знаний.

Происходит поляризация целей и образа жизни. Одни устремляются за наслаждениями, оказываются пленниками гедонизма, живут бездумно, как бы по касательной, срывая цветы удовольствия и в то же время ничем всерьез не увлекаясь, легко попадая в чью-то зависимость (в худшем случае криминальных паханов). Других любопытство влечет жадно познавать разные стороны жизни, благовидные и не очень, они тоже долго не останавливаются на чем-то одном, неизведанные дороги и непознанные явления легко поднимают их и увлекают то в одном, то в другом направлении. Третьи тянутся к знаниям, стараются учиться лучше, самосовершенствуются, развиваются, готовя себя к серьезной деловой жизни, с отроческих лет задумываясь о своей карьере, даже выбрав конкретное направление деятельности.

В 14-15 лет у отрока развивается аналитическая способность сравнивать мнения родителей с суждениями других людей относительно реалий жизни. Приходит понимание, что родители никуда не денутся, их можно не бояться, ничего ужасного они не сделают. Подросток пытается нащупать пределы своего суверенитета в семье, начинает всякими, порой эксцентричными, выходками бомбардировать его границы, пытаясь как можно больше расширить их. Чем меньше дружелюбия во взаимоотношениях подросшего ребенка и родителей, тем более ожесточенной становится борьба.

Психологическое отторжение от родителей часто происходит значительно раньше, чем наступает экономическая независимость, и это может даже усиливать вызывающее поведение, демонстративное несогласие с родителями в разных вопросах. Подростки как бы говорят: «то, что я ем ваш хлеб, еще не значит, что я не имею права на свободу самовыражения, на свою позицию». Ультимативный тон детей, требующих деньги на одежду или саму одежду и обувь, — способ уйти от попрошайничества и унижения. Юноши и девушки, начавшие зарабатывать и продолжающие жить в семье, часто более покладисты по отношению к родителям. Снимается напряжение между ощущением себя уже взрослым человеком и материальной зависимостью.

Бывая заносчивым, подросток чаще не нас с вами не уважает, а лишь самоутверждается. Не следует спешить уязвляться и делать скоропалительные выводы, если подросток говорит что-нибудь вроде «ты не понимаешь, на самом деле. » и выдвигает свое объяснение какому-то событию или явлению. Либо заявляет чуть ли не тоном приказа: «ты обязательно встреть маму на остановке». Подростку, для которого родители все предыдущие годы его жизни были абсолютным авторитетом, особенно лестно что-то знать, уметь больше, чем они. И когда он безапелляционно заявляет родителям какую-нибудь сентенцию, он пытается продемонстрировать им, другим окружающим и самому себе свою взрослость, небольшую еще, но значимую для него эрудицию.

Детки и бедки

Многие завидуют родителям послушного, разумного ребенка, но мало кто задумывается, что за этим послушанием скрывается. Почему ребенок послушный и образцовый? Ответственно относится к своей судьбе? Хорошо, коли так. А если это происходит потому, что властная мама задавила, и ребенок живет, как сжатая пружина, под маской? Куда выстрелит пружина, когда ребенок сбросит маску и проявит свою натуру? Да, в детстве он был покладистым, белым и пушистым, но это благополучие — со скрытым часовым механизмом.

Строго говоря, пословицу «маленькие детки — маленькие бедки, большие детки — большие бедки» придумали плохие родители. М. Литвак в книге «Если хочешь быть счастливым» выражается еще резче: конфликт «родители-дети» — всегда патология. И впрямь: чем старше становится наследник, тем разумнее он рассуждает и поступает, тем больше, по идее, взаимопонимания с родителями. То есть родительские заботы должны уменьшаться от 0 до 15-17 лет, сойдя в конце концов на нет. Дальше идут обычные человеческие контакты на основе взаимопомощи. Во многих причинах подростковой неуправляемости мы, родители, виноваты сами. Или вернее говорить о причине, исходящей от нас. Все мы хотим видеть своего преемника разумным, целеустремленным, добрым, уравновешенным и т.д. Но когда эти качества закладываются — от рождения до 5-6 лет — ведем себя как попало, закрепляя в ребенке свойства характера прямо противоположные. Никак не можем, не хотим в течение нескольких наиболее ответственных лет не скандалить при детях, не предъявлять мелочных требований к супругу(-е), не соблазняться излишествами. Но эта сдержанность потом сторицей окупается.

Читать еще:  Правила гигиены детей и подростков. Личная гигиена ребенка

Конфликты в семьях часты не только потому, что наши подростки неуправляемы и упрямы, но и потому, что родители бывают непробиваемо непонятливыми — с ходу, не выслушав декларируют свою волю. Между тем представители младшего поколения часто говорят, что они охотно пойдут на компромисс, если родители действительно хотят мира и согласия в семье.

В чем ошибка?

Рассмотрим наиболее часто встречающиеся причины конфликтов подростков и родителей, когда они происходят из-за неверной позиции родителей.

1. Дети в семье испытывают эмоциональный голод, поскольку гласно или негласно провозглашается запрет на чувства как на ненужные сантименты. Существуют лишь функциональные отношения (выполнение обязанностей).

2. Мы слишком быстро в разговоре с ребенком начинаем его обвинять, декларировать свою волю, не разобравшись толком, почему он поступил так, а не иначе, не убедившись, видит ли он сам опасность тех или иных действий. Ребенок, а потом подросток поступает «не так» не потому, что он «плохой», а чаще потому, что не видит перспективу развития событий. А возможно, не считает нужным избегать опасности, ведь он имеет право на свой взгляд на проблему.

Подросток обычно попадает впросак из-за неопытности, недальновидности. Вместо того чтобы его ругать, часто полезнее сесть и красочно, объемно обрисовать ситуацию, которую может повлечь за собой его поступок, поведение, образ жизни, помочь освободиться от иллюзий, спокойно обсудить варианты развития событий, действия при выборе той или иной тактики. Главное — научить детей просчитывать шаги как можно дальше вперед. Трудно подавлять в себе желание навязать отпрыску свое решение. Но гораздо больше пользы ему принесет такая фраза родителя: «Давай вместе по-взрослому спокойно обсудим эту твою проблему, а решение примешь ты сам». Подростки получают удовольствие, когда пользующийся у них авторитетом взрослый по-деловому, без обвинений и упреков, без высокомерия обсуждает проблемы. Такой знак доверия особенно ценится.

3. Откровенно грубая лексика родителей в общении с отпрыском, унижение, оскорбления сына или дочери.

Крайне непродуктивно нашлепывать ярлыки, пользуясь существительными («лжец», «эгоист», «тупица» и т.д.). Куда ценнее оперировать глаголами («обманул», «забыл о других», «не подумал как следует»). Хорошо бы на стене в каждой семье крупными буквами написать один из главных законов педагогики: порицать всегда поступок, а не ребенка.

Внушая что-то отроку, надо рассчитывать на то, чтобы его ожгла, заставила задуматься ситуация, смысл слов, а не накал эмоций. Высокомерный распекательский тон, унизительные реплики будоражат подростка и затрудняют воспринимать смысл наших слов, вникнуть в суть претензий, переносят акцент разговора с более важного и основополагающего — «я сам ответственен за то, что из меня вырастет» — на частное и сиюминутное «надо делать так, чтобы мама не сердилась».

4. Родители не учат ребенка нормам бытия, житейским премудростям, а сразу переходят к санкциям, наказаниям.

5. Родители злоупотребляют ограничениями и запретами, слишком вмешиваются в жизнь и дела сына или дочери, например, не пускают на улицу не в позднее время, запрещают дружить с кем-то без достаточных оснований, не дают самому (самой) выбирать занятия в дни и часы досуга, осуществляют диктат в выборе профессии и т.д. Запреты и требования, особенно немотивированные, не аргументированные логично и убедительно, не достигают желаемого результата. Если отрок не проникся целесообразностью запрета, он будет думать, как его обойти.

Слишком категоричные ультиматумы типа «если пойдешь в ночной клуб, можешь больше домой не возвращаться», «тогда ты мне больше не сын», «к нему пойдешь только через мой труп» и т.п. не дают выхода из ситуации без потери лица. Нужно оставлять пространство для маневра, не давать повода сыну или дочери заподозрить родителей в их бессилии.

6. Непредсказуемость, непоследовательность в поведении родителей с детьми, нелогичность требований. Родители легко меняют свою позицию в зависимости от настроения. В ответ на один и тот же поступок мать сегодня лишь усмехнется, а завтра может влепить подзатыльник.

Есть прямая связь между родительской непоследовательностью и неадекватностью реакций на поступки детей, немотивированной, непредсказуемой резкостью родителей по отношению к ним, сопровождающейся обычно взрывом эмоций, и слабой так называемой интернализацией детей (контролем за своим поведением с нравственно-этических позиций), склонностью детей к неврозам, асоциальному поведению.

Особенно выбивает из колеи детей положение, когда родители к ним сначала снисходительны, многое позволяют, а стоит случиться какому-то казусу, в чем-то детям проштрафиться, подвергают их суровым наказаниям. То есть родители реагируют лишь на последствия. Подростка при этом обескураживает фактор внезапности, что воспринимается им как несправедливость. За таким неожиданным демаршем отца или матери кроется формальная реакция для галочки или всплеск эмоций, что мало общего имеет с воспитательным актом. Родителя волнует не столько сам ребенок, сколько материальный и иной ущерб от его действий.

7. Взрослый в своих действиях по отношению к ребенку руководствуется не объективной целесообразностью, а личными интересами. Дает указания типа «не делай того, что неприятно мне» (например, требует выключить музыку, которая ему не нравится, даже если она звучит тихо и в другой комнате). То есть родители утверждают положение «правильно так, как выгодно лично мне».

Пока дети маленькие, они подчиняются родительской воле. Однако невозможность (из-за неопытности) доказать свою правоту по сути дела, а не по формальным признакам, детей особенно злит. А в 14-16 лет, когда дети обретают моральную и физическую силу, а у родителей она остается прежней, ситуация в семье, бывает, меняется с точностью до наоборот. Теперь дети претворяют в жизнь девиз родителей «должно быть так, как хочется мне».

8. Родители ведут себя с детьми отстраненно, не посвящают их в дела, планы семьи, но требуют от сына или дочери выкладывать подробности его (ее) жизни. Между тем человека к доверию можно только расположить. Откровенность детей с родителями не улица с односторонним движением. Те, кто считает, что с детьми, даже если они уже не маленькие и многое понимают, не обязательно быть откровенными, подменяют человеческие отношения «должностными» («начальник»-родитель и «подчиненные»-дети), что увеличивает дистанцию между членами семьи. Чем раньше родители начнут посвящать детей в общесемейные и свои личные проблемы, тем лучше. Такой знак доверия особенно ценится. Но быть откровенными с детьми — не значит выкладывать все о своей личной жизни, чтобы не получилось, что дочь о матери знает больше, чем мать о дочери. Этак можно перегнуть в другую сторону: дочь начнет ревизовать жизнь матери и поучать, как ей поступать.

Читать еще:  Психологические рекомендации подросткам и родителям. Психологические рекомендации по саморегуляции поведения и управлению стрессом

9. Конфликты между родителями, при этом мать и отец несдержанны в оценках друг друга. В том случае, когда один родитель восстанавливает сына или дочь против другого без особых его прегрешений, падает авторитет и отца, и матери, и отрок говорит: «А ну вас обоих!»

10. Преемник динамичен, а родители застыли в своем развитии на одном уровне, лишь доживают свой век, ничем не интересуются. С динамичными родителями (в самосовершенствовании, творчестве, в жажде познания, культурной жизни, в любви к путешествиям и т.д.) подростку интересно, и он к родителям относится с большим уважением.

Когда подросток отбился от рук

возраст первой любви и не всегда эта любовь счастливая.

Психология подростка такова, что дети тянутся ко всему новому, модному, популярному. Это кажется им самым интересным и необычным. Все они стремятся попробовать и сделать сами, причем занимаются с искренним увлечением и охотой. Подобными качествами пользуются наркодиллеры и сектанты, другие «нечистые на руку» люди. Взрослые не всегда вовремя это замечают: родители, как правило, вынуждены много работать, школьные педагоги не справляются с нагрузкой.

5 причин, побуждающих подростка принять наркотик, стать членом секты или тайного сообщества 1. Недоброжелательные отношения в семье, отсутствие тесного эмоционального контакта с близкими.

2. Влияние новых друзей. Подросткам свойственно тянуться к более старшим по возрасту людям, либо к тем, которых они считают успешными и стараются подражать.

3. Слепое подражание моде. Постоянное упоминание в прессе и по телевидению об известных певцах и артистах, сторонниках разных подозрительных религиозных течений, романтизированный образ бунтаря-наркомана.

4. Пподросток не до конца понимает последствия своих поступков.

5 . Вчерашние дети пытаются поскорее повзрослеть, хотя бы в собственных глазах

5 прямых признаков того, подросток – сын или дочь – пристрастились к наркотикам или попали в секту

1. Врачи утверждают, что подростковый организм мгновенно реагирует на первое употребление наркотиков. Сразу же меняется цвет кожи – она становится землистой, с желтоватым оттенком. Зрачки либо сужаются, либо расширяются. Резко меняется вес – подросток либо худеет, либо полнеет.

2. Снижается успеваемость в школе, подросток теряет любознательность, становится или агрессивным или апатичным.

3. Следы от уколах на руках. Дети могут » спрятать» их, сделав укол на нейсвойственной части тела. Родителям нужно насторожиться, увидев даже один след от инъекции.

4. Появляются странные друзья с сомнительной репутацией, которые становятся для подростка граздо большим авторитетом, чем родители. Исчезновение интереса к прежним увлечениям, разрыв со старыми товарищами.

5. Появление в одежде подростка специфической атрибутики, внешний вид которой резко отличается от нарядов его сверстников. Насторожитесь, если вы заметили в доме марки, непохожие на почтовые, разноцветные таблетки с выдавленными изображениями на них, пакетики с порошками, а ребенок пытается вас убедить, что это все дал на время «один приятель».

5 косвенных признаков, что подросток принимает наркотики или попал в секту

1. Из дома стали пропадать дорогие вещи, деньги.

2. Ребенок начал носить одежду с длинными рукавами постоянно, невзирая на погоду.

3. Стремление избежать любой встречи с любыми представителями власти.

4. Постоянно неряшливый внешний вид, несоблюдение личной гигиены.

5. Мгновенный переход из апатичного состояние в агрессивное, стремление «свалить» вину на другого, появляется забывчивость. Резко нарушается смена времени бодрствования и сна.

Что нужно предпринять родителям

1. Тщательно выберите время и поговорите с ребенком по душам. Подросток не должен быть под действием наркотиков, алкоголя и т.п.

2. Убедите его, что, рассказав вам о своей беде, он не нарушит «клятву» или другое обещание, которое успел дать новым друзьям. Не кричите на него, не впадайте в панику и не наказывайте – этим вы можете спровоцировать ответную агрессию

3. Если вы знаете, что подросток хочет пойти или уже активно ходит на «заседания» секты, предложите посетить другое мероприятие в то же время, если не удалось, пойдите вместе с ним, а потом постарайтесь аргументировано объяснить ошибочность учения «гуру». В крайнем случае, возьмите отпуск и увезите ребенка подальше от новых друзей.

4. Постарайтесь донести до подростка, что даже самые невинные посещения общего собрания или один-единственный укол могут иметь очень серьезные последствия.

5. Убедите ребенка, что вы его продолжаете любить и будете помогать избавиться от пагубной зависимости.

6. Обратитесь за консультацией к наркологу или к психоневрологу, пусть даже и без ребенка, если тот категорически против. Вам подскажут, какие конкретные меры можно предпринять.

Да, подросшие дети – не подарки. Очень сложно порой вести себя с ними сдержанно и спокойно.

Возьмите за правило, ложась спать, анализировать прожитый день. Мысленно отмечайте ошибки в общении с подростком, старайтесь спрогнозировать его поведение. Такая предсказуемость поможет спокойному и доброжелательному общению. Тогда, став действительно взрослым человеком, он не потеряет уверенности в том, что лучшие друзья – это родители. Ведь именно они в трудную минуту поддержали, смогли понять и принять.

Наградой вам будут доверие, уважение и любовь. А это так важно, когда на пороге маячит старость.

Источники:

http://www.b17.ru/article/vzroslie-deti/
http://aif.ru/archive/1694621
http://www.baby.ru/community/view/126569/forum/post/4713038/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector