Если ребенок не как все. Ребенок— не такой, как все (Аутичный ребенок). Наедине с собой

Что делать, если ваш ребенок не такой, как все?

Все дети особенные, не похожие друг на друга. По-своему талантливые, по-своему красивые. Веселые и серьезные, проницательные и доверчивые, шаловливые и сосредоточенные. Они разные, и каждая мать гордится тем, что ее малыш — не такой, как все. Но что, если ребенок и правда особый?

Что, если он отличается от других не тем, что раньше всех заговорил, пошел, научился сам есть или правильно складывать пирамидку, а тем, что, возможно, никогда не заговорит, не пойдет, не будет играть с другими детьми. Как маме жить с этой особенностью ребенка? Что нужно знать друзьям и близким, чтобы поддержать в такой ситуации? Вот несколько советов, которые помогут понять, что происходит, и в каком направлении двигаться.

На принятие потребуется время, для всех разное. Этот процесс можно сравнить со стадиями переживания горя, сформулированными психологом Элизабет Кюблер-Росс:

  1. Отрицание: «Это ошибка, такого просто не может быть, необходимо все перепроверить».
  2. Злость, поиск виновных: «Это врачи виноваты! У кого-то из твоей родни тоже было что-то подобное!»
  3. Торг: «Если я буду… ситуация обязательно улучшится». «Буду соблюдать пост, и Бог нас простит».
  4. Депрессия: «Это тупик, выхода нет…»
  5. Принятие: «Я понимаю, что уже ничего не могу исправить, и больше не испытываю бессилия и ужаса».

Большинство родителей описывают принятие не как результат, но как процесс, нечто, что приходит и уходит. И речь о принятии не только особенностей ребенка, но и того, что изменилась жизнь в целом. Все чувства и эмоции на пути от отрицания до принятия нормальны, но лишь на стадии принятия мама начинает активно помогать ребенку.

2. Мечтать по-новому

Самое время понять, почему ситуация вызывала такой ужас. Возможно, у мамы был образ-мечта будущего: она представляла, как читает малышу книжку, как ведет его за ручку по парку, как вся семья едет в отпуск.

Часто родителям кажется, что жизнь закончилась и ничего из того, о чем они мечтали, уже не случится. Но это не так!

В моей практике был такой случай: отец, узнав, что его сын глухой, решил, что они никогда не пойдут на рыбалку. Теперь ребенок слышит и говорит, но даже если бы он остался глухим, это никак не могло помешать совместной рыбалке. Многое из того, что кажется невозможным и невероятным сейчас, совершенно реально!

Можно ли представить себе, что слепоглухой мальчик поступит на юридический факультет и будет писать потрясающие стихи?

Постепенно появятся новые мечты. Важно вплетать их в свою реальность и не ставить преград своему воображению. С нами случается то, во что мы верим.

Можно ли представить себе, что слепоглухой мальчик благодаря операции и усилиям мамы и специалистов не только научится слышать и говорить, но и поступит на юридический факультет и будет писать потрясающие стихи? А что дети с ДЦП, которые еще недавно не могли самостоятельно ходить, встанут на ролики и лыжи? А что ребенок с синдромом Дауна станет чемпионом по спортивной гимнастике специальных Олимпийских игр?

Таких историй очень много. Конечно, ничего не случается само собой: все эти истории стали реальными благодаря тому, что родители не сидели сложа руки и нашли специалистов и подходящие методики реабилитации.

3. Искать единомышленников

Не жалейте себя, не думайте, что такая проблема только у вас. Ищите специализированные группы в соцсетях, читайте форумы и тематические сайты, переписывайтесь с родителями, которые успешно продвинулись по этому пути, спрашивайте совета. Обращайтесь в фонды — в них можно получить проверенную информацию.

Постепенно вы увидите, что возможностей очень много и что многие из них могут изменить мир вашего ребенка к лучшему, а некоторые даже способны полностью интегрировать его в обычную жизнь.

4. Действовать

Теперь, когда вы владеете информацией, двигайтесь вперед. Стройте новый мир, опираясь на полученные знания.

Со временем придет понимание, что особенность — лишь одна из сторон малыша. В ваших силах начать воспринимать ее как качество, делающее его неповторимым. Очень важно учиться принимать и развивать ребенка в целом, фокусироваться на его сильных сторонах.

5. Транслировать уверенность

Когда внутри вас испуг и жалость, готовьтесь получить это извне. Если вы дружелюбны, спокойны и в состоянии понятно объяснить другим, как общаться с ребенком и в чем конкретно его особенность, то и вам, и всем остальным будет намного проще. Кроме того, вы передаете ребенку ту эмоцию, которую испытываете. Дети считывают уверенность родителей и чувствуют себя защищенными.

Например, пятилетний сын подруги на вопрос мальчика о том, что у него такое странное на ушах, спокойно ответил: «Я глухой, у меня в голове импланты, я так слышу». Вопрос был закрыт, и дети перешли к активным играм. Ребенок самостоятельно справился с ситуацией, потому что до этого наблюдал подобное поведение мамы.

6. Помнить о себе

Старайтесь находить время для себя, чтобы чувствовать, что жизнь не остановилась в тот момент, когда вы узнали о диагнозе малыша. Ходите в кино, на выставки, в салон красоты, встречайтесь с друзьями, все это поможет чувствовать, что особенность ребенка — лишь одна из граней вашего мира.

7. Становиться причиной изменений

Вы можете помогать не только своему ребенку, но и родителям других детей, столкнувшимся с подобной проблемой. Вариантов много: стать волонтером фонда, создать тематическую группу в соцсетях, участвовать в исследованиях или даже основать собственный проект, который качественно изменит жизнь многих семей.

Так, Наталья Белоголовцева, мама ребенка с ДЦП, основала проект «Лыжи Мечты», направленный на реабилитацию людей с ограниченными возможностями здоровья по всей России. Екатерина Мень, мама ребенка с расстройством аутистического спектра, привезла в Россию метод прикладного поведенческого анализа и стала обучать этому методу специалистов. И таких примеров множество.

Помните, что ваш правильный настрой, поддержка близких и друзей и помощь специалистов могут изменить мир вашего ребенка к лучшему!

Алла Маллабиу — сооснователь проекта «Я тебя слышу», эксперт в вопросах поддержки семей с детьми с нарушенным слухом.

Аутизм: как диагноз ребенка меняет жизнь матери

Апрель объявлен ООН месяцем информирования об аутизме. Мы поговорили с тремя родителями, дети которых живут с расстройством аутистического спектра. С какими проблемами они столкнулись, какая помощь им нужна и чем помогли им их дети?

5 случаев, когда нужно довериться интуиции

Многим наверняка знакомо это ощущение, когда нутром чувствуешь, что поступаешь верно, или понимаешь, что человек обманывает, хотя все вокруг твердят о его честности. Мотивационный спикер рассказывает о случаях, когда можно и нужно довериться интуиции.

Почему мой ребенок не такой как все?

Содержание статьи

  • Почему мой ребенок не такой как все?
  • Почему ребенок не отходит от мамы
  • Почему ребенок любит папу больше

Кто эти «все»?

Начнем со слова «все». В отчаянии или в гневе, мы говорим что-то вроде «Все дети это делают!» Но объективно говоря, мы делаем свои выводы, основываясь лишь на наблюдении некоторых других детей, а также на общих представлениях о том, что такое правильный ребенок. Скажем так, есть большая группа детей, которая в два года рассказывает стихи, и есть такая же большая группа, которая говорит на своем, «птичьем» языке. Кто более нормален и правилен, если в обоих группах детей примерно поровну, и к школе разница между ними сгладится до минимума?

Читать еще:  Основная линия развития ребенка 10 месяцев. Учимся понимать друг друга. Развитие и уход за ребенком

Наша выборка в целом сводится к трем-пяти знакомым детям, про которых мы знаем, что, например, они выразительно читают стихи на табуретке. При этом мы забываем, что не видим проблем этих детей. А в том, что не бывает детей без особенностей, я уверена. Бывают лишь недостаточно внимательные родители.

Ты никогда не будешь достаточно хорош

У меня двое детей. Они разные и оба в чем-то не вписываются в нормы. И что меня тревожит — так это то, что даже две любящие бабушки не принимают их такими, какие они есть. Особенно старший, дошкольник. Я часто критикую сына, ведь он кажется мне таким большим по сравнению с младшей. Но пообщавшись с бабушками, понимаю: моя критика — ничто по сравнению с их мнением, мнением представителей общества.

Я принимаю своих детей как есть и не ищу в них дефектов. Я вижу их особенности и склонности, чтобы помочь там, где необходимо. И иногда думаю, если мне больно от мысли, что родные не принимают детей, то что будут чувствовать дети, особенно став чуть старше? Почему наше общество настолько нетерпимо в отношении любых, даже малейших различий?

Сравнивать с эталоном, оценивать и порицать «отстающих», «не таких» — это любимое занятие скучающих граждан. Должны ли мы, мамы, идти на поводу у этих людей и перенимать их точку зрения на собственного ребенка? Думаю, нет.

Я думаю, в наше время именно мы, родители, должны изменять общую ситуацию в обществе. Мы должны говорить о принятии, о важности понимания всех детей, не только «нормальных». Мы должны прямо высказывать свою точку зрения окружающим: да, мой ребенок отличается, но это не делает его хуже. Не такой — не значит хуже.

Когда нас и ребенка оценивают негативно, мы переживаем. Начинаем изучать статьи, таблицы норм. Пытаемся понять, все ли в порядке, вписывается ли ребенок в заданные обществом, психологами, педагогами и докторами, рамки. Хорошо, если это так! Это успокаивает и доказывает: все хорошо, я справляюсь, мой малыш растет и развивается как надо. А что если нет?

Если ребенок не вписывается в нормы

Однажды вдруг видишь в своем ребенке нечто пугаюющее. Какой-то симптом, тревожащее поведение или физическое проявление. Что это — непонятно, спросить страшно, потому что боишься самого ответа. И не можешь поделиться опасениями с близкими, потому что знаешь — легче не станет, а возможно, станет только хуже. Если у вас тревожные бабушки, они с ума сойдут и вас сведут.

Что делать? Мой главный совет — пересилить страх, посмотреть ситуации в лицо и постараться найти ответ. Отыскать варианты ответов можно в интернете, перечислив симптомы, которые вас тревожат, а подтвердить или опровергнуть ваши опасения поможет хороший специалист. По статистике, чаще всего мам пугает неожиданное, «неадекватное» поведение детей, особенно старших дошкольников и школьников, но мало кто ищет хорошего детского психолога, ограничиваясь в итоге только анонимным общением на форумах мам.

Но как бы вам ни было страшно — сходите к специалисту. Только так вы сможете принять существующую ситуацию, перестать мучиться неизвестностью и наконец начать действовать, реально помогать своему ребенку, как и подобает матери.

Такой как все: быть или не быть

На данный момент меня как маму заботит вот такой вопрос: а что если в попытках любой ценой приблизить ребенка к некой «стандартной модели нормального ребенка», мы что-то в нем рушим? Вдруг он теряет что-то важное, что отличает его в лучшую сторону?

Мы постоянно твердим фразу «все дети разные», но при этом хотим, чтобы они не сильно отличались друг от друга. Чтобы они всё делали одинаково хорошо и вели себя тихо и скромно.

Категорическая невписываемость в рамки

Вспомните себя в детстве, подростковом возрасте и юности. Меня, например, очень долго заботило, что обо мне подумают, как я выгляжу. Я тратила много усилий на то, чтобы вписаться в коллектив, быть не хуже других, не делать и не говорить глупостей. Но все равно, периодически контроль над собой ослабевал и я делала что-то, что делало меня объектом пристального неприязненного внимания. «Что со мной не так?» — думала я в такие моменты. Сейчас я знаю ответ.

Будучи подростками, затем молодыми людьми, мы изо всех сил стараемся уложиться в определенные рамки, успешно влиться в желаемый круг общения. Но у кого-то это получается легко, а у кого-то значительно сложнее. Я называю это «хроническая невписуемость». Ваше «Я», ваша настоящая личность оказывается больше и шире дозволенных норм, отсюда и все казусы, заставляющие потом стыдиться себя же. Мы хотим быть принятыми, чтобы нас любили и радовались нам, и потому становится вдвойне больно, если не получается.

Есть еще один важный момент стремления быть «нормальным», стремления, заложенного обществом, родителями и поддерживаемом уже вами, — проблема с поиском своего «Я». Однажды, годам к 30, взрослый человек спрашивает себя: стоп, а где тут, во всех этих рамках, заботе об имидже и прочей мишуре, сам я? Кто я и чего на самом деле хочу? Почему я несчастен с тем, что имею? Как мне обрести себя? И чтобы собрать себя настоящего, не задавленного условными рамками нормальности, люди тратят время и деньги, силы. Пока вдруг не выяснится, что твое счастье — в том, что ты любил делать в детстве и юности, но тебе говорили, что все это глупости.

Или посмотрите на другую картинку. Вокруг вас — сотни людей, в детстве считавшихся нормальными, хорошо вписывающихся в рамки. У кого-то и золотая медаль за школьные успехи есть. Но многие ли «нормальные дети» с примерным поведением и приличными оценками в дневнике стали успешными, умными, интересными взрослыми? Если спустя 15 лет после окончания школы повстречать своих одноклассников, выясняется, что после окончания школы большая часть из них идет по проторенной дорожке.

Часто быть нормальным — означает быть скучным и предсказуемым. А для своих детей мы хотим, чтобы они выросли и жили значительно более интересной и полной жизнью, чем мы. И иногда само это стремление — желать большего, чего-то не такого, как эта повседневность, уже выводит вас и ребенка за рамки «нормальности».

Так что же нам делать с «не такими» детьми?

И теперь, когда нам стали известны основные подводные камни бытия «таким как все», нужно выработать план, что делать с детьми, действительно не вписывающимися в нормы.

1. Примите своего ребенка таким, какой он есть. Независимо от того, что с ним, что вам или обществу в нем не нравится. Отличие мамы от общества в том, что общество говорит: «Ты не такой. Исправься или мы не примем и не полюбим тебя». Мама говорит: «Я люблю тебя просто потому что ты мой ребенок. И я могу помочь тебе стать лучше».

2. Есть вещи, которые можно изменить, например, пробелы в знаниях и умениях. Для этого нужно только больше времени и усилий, особенно со стороны родителей. Ведь нельзя просто сказать «прекрати и стань лучше!», чтобы ребенок волшебным образом сам поменялся. Нет, это работа для вас обоих.

А есть вещи, что вы не можете изменить, потому что это невозможно. Я говорю о физических и психических процессах в организме, о диагнозах и синдромах. В этом случае нужно узнать как можно больше о диагнозе и способах адаптации и реабилитации, о том, как это лечится и что можно сделать.

Читать еще:  Примерное меню на день ребенка 10 месяцев. Суфле из мяса индейки. Питание ребенка на искусственном вскармливании

3. Границы нормы очень размыты.Очень многие состояния не имеют диагноза, но создают трудности детям, в то время как родители не понимают, в чем проблема. Например, если вы прочитаете список симптомов синдрома Аспергера, то без труда выловите у себя пять-десять штук. Что из этого последует? Возможно, у вас действительно он есть, но возможно и нет. Это лишь показатель того, что все мы. разные! Мы по-разному воспринимаем реальность и реагируем на происходящее.

Упоминаемый мной синдром Аспергера кто-то считает высокофункциональной формой аутизма (пугает, правда?), но многие исследователи вовсе не относят этот синдром к болезням — потому что это может быть всего лишь особенность мозга, не делающая человека хуже, но делающая его немного другим. И внезапно могущая стать преимуществом, если знаешь свои сильные стороны.

Задача мамы особенного ребенка (под словом «особенный» я подразумеваю человека, не желающего укладываться в заданные обществом рамки) — не критиковать его и не давить, ведь общество и так это сделает за вас, не беспокойтесь, а отследить, записать его особенности и подумать, как это откорректировать. Мягко, с любовью, через игры, творческие совместные занятия, положительную мотивацию.

4. Ищите сильные стороны.Сначала вы составляете список того, что вас тревожит и продумываете план корррекции. Затем обязательно найдите, в чем таланты и сильные стороны ребенка. Что он любит, умеет, чем интересуется, что делает его счастливым. Счастье тут — главное слово.

Гармоничное и сбалансированное развитие выглядит примерно так: вы подтягиваете слабые стороны ребенка, используя его мотивацию и интересы в сильных областях. Для примера: чтобы улучшить технику чтения сына, я покупаю книжки про машины с наклейками. И хотя он сейчас читает тихо и неуверенно (он дошкольник, но в школе его бы уже запилили замечаниями), я не пристаю «читай громче!» Потому что главное в чтении — вовсе не скорость или выразительность, а понимание смысла и запоминание. И тут у нас все в порядке. А если кому-то не понравится скорость и громкость — мне есть что ответить этому человеку!

Мама — практически единственный человек у ребенка, который знает его лучше всех. Используйте свою силу и знания во благо ребенка. Тратьте свои ресурсы не на критику, а на созидание. Для чего еще мы нужны?

Юлия Сырых.
Дизайнер. Писатель. Мама.
Автор книги «Позитивное материнство или как легко и эффективно выращивать детей»

Аутичный ребенок. Не такой как все

Так что же это все-таки за дети? Давайте познакомимся хотя бы с одним из них. Прислушаемся к жалобам родителей, которые пришли на консультацию и массу времени потратили на то, чтобы каким-то образом «втянуть» или «втолкнуть» такого отчаянно сопротивляющегося ребенка в кабинет.

И даже несмотря на то что его все-таки «втолкнули», малыш и в кабинете, ничего не замечая, настаивает на своем, не в силах скрыть нахлынувшую ярость, и в исступлении колотит маму в грудь, весь в напряжении, натянут как струна, которая в любой момент готова разорваться. Ребенок на пределе всех своих возможностей и сил. Ему необходимо вырваться наружу, как будто стены давят на него, а обстановка дико раздражает, хотя он и не видит обстановку, а может быть, не хочет или же не может видеть. Он сам в себе, он поглощен собой.

Любой вопрос к нему оставлен без ответа, такое чувство, что он не умеет говорить. Но мама, так и не сумев хоть как-то справиться с ребенком и попросив отца забрать его домой, упорно утверждает, что в свои три года он может без умолку говорить часами и нем как рыба лишь в присутствии других.

Ребенок знает наизусть десятки сказок и столько же, наверное, стихотворений. Когда он слушает пластинки для детей, его вообще ничем нельзя отвлечь. Он повторяет из них фразы и слова. Малыш довольно рано начал говорить, намного раньше своих сверстников. Вначале — говорить, потом — ходить. Но удивительное все-таки не в этом, а в том, что первыми словами его были не столь привычные нам «мама», «папа», а романтичные «поэзия» и «роза». Да, да, «поэзия» и «роза». Конечно же, он этими словами буквально всех ошеломил, даже врачей и педагогов. И с этих пор его считают вундеркиндом. Малыш и фразы стал употреблять до года, особенно пришедшие из сказок. Он и сейчас нередко говорит цитатами, как взрослый. На днях сказал уставшей за день бабушке: «Не плачь, Принцесса на горошине», ты «без труда не вытащишь и рыбку из пруда». и попросил разгневанного папу: «Баранкин, будь же человеком!», а брата обозвал «Котом в сапогах», потребовав, чтобы он больше не трогал «Спящую красавицу» (то есть сестру). А тетю, тетю не довел чуть до инфаркта, назвав ее при посторонних; «Тетушка Зубная боль». Он и знакомым тоже всем приклеил ярлыки: от Красной Шапочки до Гулливера. Никто не может догадаться о том, что может взбрести ему в голову в любой момент. Он и себя обычно называет как-то странно, не я, а как цари — мы, словом, во втором и даже в третьем лицах. Его любимое занятие — придумывание особых, новых слов, которые не могут понять остальные, настолько дни временами у него оторваны от окружающей действительности, как будто бы ребенок наслаждается не смыслом, а звуком их и музыкальным ритмом. Он даже произносит все по-разному: то убыстряя темп, то замедляя, переставляя слоги или же «глотая» их.

Порою кажется, что речь его зеркально отображает только что произнесенную речь взрослых, звук эха, вторящего Вам в горах. Поэтому с ним очень трудно о чем-нибудь договориться. Он любит только монологи, читая их лишь сам себе, а в диалогах у него загвоздка: он не умеет следовать за собеседником и фехтовать словами, изменяя русло речи, хотя уже давно освоил алфавит и различает форму и цвета предметов.

Для посторонних — он особенный и необыкновенный: сам изучил план города, освоив, как пользоваться им. Имеет хобби: коллекционирует открытки с разными пейзажами, хотя его специально этому никто не обучал. И вряд ли сможет обучить. Малыш не терпит, чтобы кто-то вмешивался в его жизнь и давал ему советы. Он до всего доходит сам и очень недоволен, когда ему хотят помочь или вообще все сделать за него.

Малыш не просто «охраняет» свое одиночество, но по возможности не «нарушает» также одиночество других, не задавая им «дурацкие» вопросы: «Почему? Зачем?» Он и без них все схватывает «на лету». Однако почему-то, все схватывая словно «на лету», малыш не может овладеть элементарнейшими навыками и понятиями именно тогда, когда его специально обучают им, как будто бы он просто- напросто необучаем. И в результате он, в свои три года, не может сам одеться и умыться, короче говоря, исполнить то, что без труда освоили его ровесники, которым далеко до вундеркиндов.

Такое впечатление, что он всего боится, пугается детей, тревожится, когда приходят гости. Его «врагами» могут стать любые безобидные предметы. На днях он испугался пылесоса, чуть раньше убежал от кофеварки и даже новые игрушки для него не в радость. Он целый месяц не подходит к заводной машинке, которую принес ему в подарок Дед Мороз, и прячется, дрожа весь от слез, в те моменты, когда ее специально для него заводят. Пожалуй, для своих трех лет он сверхпуглив и беззащитен. С ним невозможно ездить в лифте: ему все кажется, что лифт застрянет и он не сможет выйти из него. И нам приходится идти пешком на восьмой этаж. А карусели? Он еще ни разу не решился на них покататься, хотя его ровесники за карусели могут отдать все. Мы повели его недавно в зоопарк, он с плачем убежал из зоопарка, когда увидел там зверей.

Читать еще:  Меню на детский день рождения 12 лет. Оформление детского стола на день рождения мальчика. Оформление угощений для детей

И все же больше всего он боится новой обстановки, как будто бы она пронзает его током, поэтому он не хотел войти сегодня в кабинет и из-за этого не смог ходить, как все другие дети, в садик.

Во всем он признает одни стереотипы. Порою кажется, что он лишь только благодаря им и способен приспособиться к реальной жизни. Без них он просто как слепой котенок, барахтающийся, чтоб не утонуть в воде. Стереотипы заменяют ему многое, если не все: и навыки общения, и навыки самообслуживания, и формы поведения, — и делают его консервативным в своих привычках, в связи с чем никакие компромиссы не в состоянии переключить его внимание от созданных им ритуалов. Поэтому мы ходим на прогулку сегодня точно так же, как вчера: в одно и то же время и в одно и то же место, с одним и тем же маленьким ведерком, с одним и тем же маленьким совком, с которыми малыш играет каждый раз, не уставая, в одни и те же игры, словно они бесконечны. Попробуй это все переменить — истерики, капризы, и ребенок ведет себя, как маленький тиранчик, пытаясь вместить бурный поток жизни в стоячее и топкое болото.

Когда он бегает, то только лишь по кругу, как будто бы в нем завели какой-то механизм. Если листает книгу, то часами, причем настолько машинально, что не видит нарисованные в ней картинки. Он может целый день рвать старые газеты и лить одну и ту же воду монотонно из чашки в чашку, из стакана в блюдце или включать и выключать торшер, любуясь светом. Конечно, это странно, даже непривычно. Порою кажется, что не ребенок первым обратил свое внимание на тот или иной предмет, а сам предмет вдруг оказался для него магнитом, притягивая и диктуя, что с ним надо сделать. И никакие просьбы взрослых не могут отвлечь малыша от этих дел. Он просто игнорирует все просьбы, как будто бы их не было вообще и он не слышал их, да и не хочет слышать, предпочитая не общаться лишний раз с людьми. Ему гораздо лучше быть наедине с самим собой, без посторонних. Контакт со взрослыми способен довести его до полного изнеможения, общение подобно пытке, особенно с чужими, незнакомыми людьми. Поэтому малыш любым путем отстаивает свой покой. И если мы его пытаемся знакомить с посторонними, он просто устремляет на них свой пустой и безразличный взгляд, смотря «сквозь» них, не видя их глаз и лица, как будто перед ним не люди, а туман, давая в лучшем случае лишь односложные ответы: да или нет и больше ничего. Гораздо чаще он презрительно молчит, «набравши в рот воды», давая понять своим внешним видом, чтобы собеседники ушли, или, когда его не понимают, уходит от назойливости взрослых сам.

Скопление людей для малыша невыносимо, он чувствует себя при этом так, как будто ему перекрыли кислород.

Поэтому ребенок даже для прогулки выбирает самые уединенные места. Попробовали отдать в детский сад. Что было! Он всех детей перекусал, перецарапал и убежал при первой же возможности домой, не зная точную дорогу. И главное, что он ее нашел.

Вообще он часто агрессивен, особенно тогда, когда хоть чем-то недоволен. Агрессия ему — как средство обороны. Другое дело, непонятно, от чего ему обороняться.

Короче говоря, Вы сами видите, что мой малыш — загадка. Загадка для меня, всех близких и друзей. Его не поласкаешь, не обнимешь. Он не дает себя поцеловать. Все время недоступен всем, как крепость, которую и штурмом не возьмешь.

И если раньше мы в семье гордились тем, что он неординарный, что «нестандартный», не такой, как все, теперь же фокусы его, чудачества и странность заставили задуматься нас всех всерьез о том, что это значит, и хорошо ли это в самом деле для ребенка? Не кроется ли здесь двойное дно? Быть может, это просто проявление болезни. Поэтому пришли мы на прием.

Попробуем немного разобраться. По-видимому, в данном случае мы встретились с ребенком с нарушением общения, с ребенком с ранним детским аутизмом (аутизм в переводе с латинского — погружение в себя). Такой ребенок, по последним данным, встречается один на тысячу или две тысячи детей. Обычно эти дети уже с самого рождения бывают «странными» детьми. Однако чаще всего только к трем годам родителей вдруг начинает беспокоить эта странность, идущая на убыль после шести лет.

В таком ребенке, будто бы в коктейле, действительно, смешалось воедино очень многое, казалось бы, несовместимое на первый взгляд: застенчивость и агрессивность, капризность и невозмутимое спокойствие, талантливость и просто тупость. Причем не знаешь, в каком виде он предстанет перед Вами в следующий миг. Ну, словом, маленький хамелеончик в доме. Попробуй уследи, какой он примет цвет.

Все это нас скорее забавляет, чем тревожит. Ну, мало ли какие есть причуды в детстве. И, относя все это лишь к причудам, навряд ли даже может прийти в голову, что это маскируется болезнь. Да, к сожалению, еще и педиатр на участке практически не ощущает, что такой ребенок всего лишь навсего «участник карнавала». А раз не ощущает, значит, не считает нужным Вас направить к специалистам. И только лишь тогда, когда ребенок с аутизмом имеет отставание в развитии, в особенности речи, врачи усиленно «футболят» его друг от друга, пока не встретится необходимый консультант.

Поэтому, когда Вы видите, что Ваш ребенок, несмотря на возраст, к трем годам всему предпочитает одиночество и избегает всякого общения, когда он словно одурманен разными стереотипами и соблюдает ритуалы в любых мелочах; когда агрессия — как средство обороны от обуревающего его с ног до головы всепоглощающего страха; когда его визитной карточкой среди других является медвежья неуклюжесть и мелкие движения он выполняет лишь с большим трудом; когда, все схватывая «на лету», малыш не может реализовать свои способности; когда он говорит «с пеленок» словно взрослый или, другая крайность, лишь лепечет в свои года как будто бы младенец — причем все это происходит не в особых экстремальных ситуациях, а постоянно, — то в этих случаях, каким бы он Вам ни казался гениальным и сверходаренным, необходимо срочно обратиться к психиатру, чтоб подвести под странность хоть какую-то черту. Запомните, любая странность имеет свой предел.

Родителям необходимо знать и то, что если им приходится на время расставаться со своими далеко не аутичными детьми, пускай даже из благих побуждений, отправляя их к родным и близким или в детский сад и санаторий, в дом ребенка или же в больницу, лишая их на этот срок своей обычной ласки и любви, то дети могут вести себя, находясь вне дома, практически почти так же, как и только что описанный малыш, но это уже будет «психогенный аутизм». Он устраним, когда малыш не долго лишен обычных ласки и любви, а если долго — психогенный аутизм может закрепиться и Ваш ребенок уже вряд ли будет отличаться от истинного аутичного ребенка. Поэтому задумайтесь об этом и сделайте все, что от Вас зависит, чтобы Ваш малыш по возможности как можно реже оказывался в подобных ситуациях, в которых может проявиться «психогенный аутизм». Короче говоря, мы не должны ни в коем случае способствовать рождению или искусственно выращивать на первый взгляд невинный «психогенный» детский аутизм, который может стать со временем обычным проявлением болезни у ранее совсем не аутичного ребенка.

Источники:

http://www.psychologies.ru/standpoint/chto-delat-esli-vash-rebenok-ne-takoy-kak-vse/
http://www.kakprosto.ru/kak-907224-pochemu-moy-rebenok-ne-takoy-kak-vse
http://sovetok.com/publ/vse_stati/autichnyj_rebenok_ne_takoj_kak_vse/1-1-0-713

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector