Интернет игры которые приводят к суициду темы. Смертельные игры подростков: как защитить своего ребенка? Что предпринимают власти

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Читать еще:  Меню ребенка 1 год 2 месяца рецепты. Что происходит с организмом ребенка от года до полутора лет? Тефтели из индейки или курицы

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Групы смерти.Как уберечь детей от суицидальных игр.

Групы смерти.Как уберечь детей от суицидальных игр.

В мире современных технологий, где Интернет и социальные сети поглощают людей, больше всего страдают дети. В последнее время это еще и приводит к их смертям. О, так называемых, группах смерти, уже было известно давно. Ребенок, попадая в них, менял свой образ жизни под влиянием, некого ментора, что приводило к настоящим трагедиям. Сейчас же в одном популярном мессенджере появилась очередная игра, которая разрушает психику ребенка и побуждает его совершать страшные поступки. И, чтобы понять почему дети играют в такие опасные игры, как побороть нездоровое влечение к опасности и, самое главное, сохранить жизнь ребенка «Индустриалка» решила задать эти вопросы практическому психологу высшей категории, гештальт-терапевту Ирине Назаренко.

На сколько остро сейчас стоит вопрос о зависимости детей от Интернета?

Смартфоны, интернет, планшеты, социальные сети — это все сейчас неотъемлемая часть жизни любого человека, в том числе и детей. И тем более телефон уже стал фактически нашим продолжением. Конечно есть дети, которые полностью погружены в Интернет и не выходят из виртуальной реальности. Но я скажу так, если дети ходят в кружки, занимаются чем-то, то этот вопрос зависимости не стоит в принципе. Но что греха таить, иногда родители заменяют свое внимание гаджетами, так сказать, чтобы ребенок не мешал. Таким образом, мы, родители, неосознанно и прививаем зависимость к социальным сетям, компьютерным играм и Интернету.

С развитием компьютерных технологий ситуация ухудшается или же общество стало обращать внимание на проблему полного погружения детей в виртуальное пространство?

Я верю в то, что проблесков больше, чем ухудшений. Об этом сейчас говорят и СМИ, и психологи, и педагоги. Сейчас остро стоит вопрос, об использовании мобильных телефонов во время учебного процесса. Здесь такой себе камень преткновения. С одной стороны, это способ связаться с родителями, а с другой дети пользуются ими во время уроков, играют, общаются в соцсетях. Но я не вижу в этом трагедии, сейчас в общество приходит понимание и осознание, что что-то нужно менять в воспитании и поведении детей на просторах Интернета.

Сталкивались ли вы в своей практике с детьми, которые пострадали от опасных интернет игр в социальных сетях?

Очень долго я работала с детьми, в частности в общеобразовательной школе. К счастью, трагических случаев, в моей практике не было, но я постоянно проводила профилактическую работу в этом направлении. Основное направление — это безопасное общение в Интернете, ценность собственной жизни. Был один случай, когда девочка в социальной сети выставила мрачную картинку с намеком на суицид, и как оказалось, она состояла в одной из этих опасных групп. Тогда к этому уже подключилась киберполиция, социальные службы, и мы вовремя среагировали. Конечно же, я как психолог в первую очередь начала активно работать с семьей и индивидуально с девочкой. В данном случае, это был просто подростковый интерес, но важно то, что мы вовремя предупредили опасность и девочку не погубил этот интерес.

Почему детей привлекают группы смерти и игры, так сказать, с трагическим финалом?

Стоит начать с того, кого именно привлекают эти суицидальные группы. Далеко не каждый ребенок, может вовлечься в игру. На первом плане стоит вопрос психологической атмосферы в семье. Если ребенок, грубо говоря, заброшен, ему не уделяется внимание и не удовлетворяются его возрастные психологические потребности, то конечно, подростку нужна среда, где есть общность людей, которые его поймут. Все эти игры, группы — это деструктивные группы. Они работают по принципу деструктивных сект. Чтобы вовлечь ребенка в группу часто используются методы и механизмы влияющие на изменение сознания это и контроль еды, контроль сна и т.д. Привлекают тех детей, у которых есть какие-то проблемы. Ребенок, у которого все хорошо в семье, в общении, в школе, ему будет просто не интересно там. А вот для детей, у которых есть какой-то внутренний конфликт, неудовлетворенность основных подростковых потребностей в общении, познании, отдыхе, социализации, если им недостает любви родителей — эти группы выступают возможностью поделиться внутренней проблемой, разделить ее с кем- то. Кроме того, в подростковом возрасте всегда очень много комплексов, а в Интернете они расслабляются, могут скрывать себя настоящих. Там налаживается социализация, общение, все то, что подросткам в этом возрасте и необходимо.

Подростки осознают, что их ждет в таких играх?

Конечно, не осознают, они до конца не понимают, что именно произойдет. В подростковом возрасте есть вера в персональный миф, что они уникальны и бессмертны. Даже если они что-то с собой сделают, в итоге они все равно будут жить вечно. В основном — эти суицидальные попытки — демонстративные. Подростки хотят обратить на себя внимание и своими действиями говорят, что вот посмотрите, меня сейчас не станет и вы поймете, как плохо вы со мной обращались. Любой суицид — это крик о помощи. Психология самоубийства-психология обиды на жизнь, людей, Мир. Нарастает какой-то внутренний конфликт и ребенок ищет место, где им может поделиться и кто поймет его переживания. И чаще всего эти попытки совершаются так, чтобы их спасли. Внутренне всегда есть ожидание, что их спасут. Но, конечно, это страшно, когда ребенку настолько тяжело, что ему не к кому обратиться и он прибегает к таким методам.

Бывают такие ситуации, когда самоубийство — это не способ привлечь к себе внимание, а осознанный выбор?

Бывает аффективное самоубийство, которое совершают в состоянии аффекта. Это когда человека уже переполняет внутри, разрывает. И это просто момент. Любая мелочь, незначительное событие может дать вспышку. Но за этой вспышкой может стоять ряд других мотивов и в какой-то момент падает последняя капля. Я не сторонник считать, что подросткам свойственно обдуманное самоубийство. Да, есть такие случаи, но в 90% — это демонстрация, а на 10% — это аффект.

Эти игры, дезорганизуют, убирают почву под ногами и делают все, чтобы обычную жизнь ребенка изменить и внести в нее новые непривычные аспекты. Наступает деструкция в психике. Также, эти группы заостряют внимание на подростковых комплексах, связанных с половым созреванием сильно играют на сензитивности детей их потребности в эмоциональном контакте. Однозначно, за этим стоят люди, которые очень хорошо знают психологию подростков, знают на что надавить, как навредить и как в конечном итоге довести ребенка до состояния психологической разорванности, не комфортности, неадекватности в поведении. Ребенок становится тревожным, агрессивным, появляется аутоагрессия или злость на самого себя. Все это еще больше усиливает личностный конфликт. И тогда единственный способ- это направить агрессию на самого себя.

Читать еще:  Что должен уметь ребенок 10 месяцев мальчик. Фотогалерея. Игрушки для развития мелкой моторики рук. Становление на ноги

Какая цель у создателей этих игр?

Я не могу точно судить зачем это делают. Так уж сложилось, что наш мир дуален: есть и добро, и зло, есть нормальные люди, есть люди с отклонениями в психике. Я думаю, что те люди, которые создают подобные группы/игры, однозначно психически не здоровы или как минимум с серьезными отклонениями в психике. Я слышала разные версии, но мне кажется, что это возможность выявить неблагополучных детей для разных целей, возможно даже для того, чтобы в дальнейшем среди них распространять наркотики. Кроме того, есть личности с маниакальным устремлением вершить чужие судьбы. Это своего рода такая нарциссическая маниакальная злая игра со стороны этих людей, которые просто вот так развлекаются. Это может быть гиперкомпенсация их комплексов, самоутверждения себя, как личности. Они возомнили себя богами, которые могут влиять на людей.

Если раньше была очень популярна игра смерти, где подросткам давали прям наставления, то теперь появилась новый проект, где главная цель — это запугивание.

Перед нашим интервью я открыла видео с «героем» этой игры и, мне действительно стало жутко. Мне взрослому человеку, психологу. Понятно, что на детскую неокрепшую психику это сильно влияет. Когда говорят, что о тебе все знают, что ты ешь, где живешь и при этом угрожают, могут быть непредсказуемые последствия.

Помогут ли решить проблему с подобными играми — запреты? Если родители будут ограничивать и запрещать детям заходить в Интернет, не будет ли обратной реакции?

Подростковому возрасту очень свойственны такие реакции, как стремление к независимости, взрослению, группированию, увлечению, имитации. И конечно, при повышенном контроле и опеке родителей у детей усиливается реакция протеста, повышается агрессивность. Часто у родителей делается акцент на послушание ребенка, но игнорируются какие-то внутренние переживания ребенка. Родитель, когда запрещает, чаще всего говорит «нельзя» и все, не аргументируя почему. И это большая ошибка. Любому подростку, ребенку важно знать аргументацию-почему нельзя. Для родителей важно уметь договариваться со своими детьми, чаще общаться, интересоваться его интересами и увлечениями с кем он дружит не только в обычной повседневной жизни, но и в соцсетях тоже .Следует объяснять ребенку что такое «хорошо» и что такое «плохо», учить его мыслить критически, анализировать те или иные жизненные ситуации и договариваться о том , что можно а, что нельзя. Но договариваться нужно с любовью к ребенку. Родительские требования не должны вступать в явное противоречие с его важнейшими потребностями.

Как родителям понять, что ребенку грозит опасность или что он играет в эти смертельные игры?

В первую очередь, уделять внимание ребенку, спрашивать как он или она провели день, что он чувствует. И обращать внимание на изменения в поведении ребенка. Я считаю, что родитель всегда заметит, когда с его ребенком начинает что-то происходить. Первыми сигналами должны стать излишняя агрессивность, неуравновешенность, резкая смена имиджа, пренебрежительное отношение к вещам, к любимым раньше интересам. Насторожить должны и депрессивные посты в соцсетях, закрытие профиля, фотографии на которых он закрывает лицо руками. Надо обращать внимание на внешность, потому что в таких случаях дети сами себя травмируют и оставляют порезы на коже.

Не будет ли излишний интерес к жизни ребенка вызывать обратную реакцию, скрытность или агрессивность?

Все зависит от семьи и от того, как общаются в этой семье. Если в семье есть опыт доверительных отношений, интерес к ребенку и его жизни, а самое главное-интерес к его чувствам, то обратной реакции конечно же не будет. Но, если когда-то кто-то из родителей сказал например ,«не лезь в мою жизнь», то подросток эту фразу обязательно когда нибудь повторит. Поведение наших детей и их слова это зеркало нашего с вами воспитания, которое отражает ровно то, что мы им транслирует. Проблемы наших детей- это проблемы нашего воспитания. Любая грубость — это ответ на грубость, которую он когда-то слышал. И когда он взрослеет, то это все проявляется в полной мере.

Как уберечь своего ребенка и предупредить опасность на первых этапах?

Если вы заметили, что ребенок в Интернете, как рыба в воде, то этот интерес следует направлять в нужное русло. Например, отдать его на курсы, в школу IT технологий, возможно в будущем это будет его профессией. Совсем маленьким детям я бы вообще не рекомендовала самостоятельно заходить в Интернет или же желательно, чтобы компьютер был в поле зрения взрослых. Следует конечно же договорится с ребенком о лимите времени, которое он может находиться в социальных сетях. Также следует установить на компьютер программу родительского контроля, потому что кроме этих игр в интернете есть и много других опасностей. Следует обеспечить ребенка каким-то увлечением, помочь ему найти то, что ему по душе. Дать возможность самому выбрать интерес. Называть вещи своими именами и открыто, но мудро говорить об опасностях, которые могут подстерегать в Интернете, то есть, о том что там как и в обычной жизни есть извращенцы, наркодиллеры ,деструктивные группы и т.д. Не бояться этих слов и рассказать так, чтобы ребенку уже было не интересно туда заходить. Лучше, чтобы эта информация была от родителей, а не от друзей или посторонних.

Тема смерти, загробной жизни, самоубийств вызывает интерес в любом возрасте, но в подростковом особенно, почему?

Для подростков — это драйв, риск. Мне сложно это объяснить, скорее всего это последствия острой гормональной перестройки организма, ведь не зря подростковый возраст называют периодом «бури и натиска». Большинству подростков присуще необъяснимое желание какого-то драйва, риска и эксперимента. Взрослые уже осознанно понимают, что смерть это не уже необратимо, и что чуда не будет, а дети в поиске адреналина увлекаются самой таинственной темой ими движет интерес. Это еще один из способов показать, что я взрослый и ничего не боюсь. Он пока еще не может быть полностью взрослым, но эти игры с опасностью — это для них своего рода эксперимент со здоровьем с жизнью, способ доказать самому себе и окружающим, что он уже самостоятельный.

И все же, на ком лежит ответственность или кто виноват, что дети попадают в такие опасные эксперименты?

Я бы не хотела говорить здесь слово «виноват», больше здесь подойдет слово ответственность. Она лежит на обществе, родителях, педагогах. Естественно, дети рождаются в семье, они ходят в школу, на улицу, но возвращаются всегда в семью, домой. И вот та атмосфера, которая создана между родными, если она не комфортная, если нет доверия и самое главное- Любви, то конечно ,ребенок будет искать то место, где его поддержат и будут любить таким каким он есть, где находятся люди с такими же проблемами. Интерес к подобным опасным группам это следствие недоверия, непонимания, запрета на выражение чувств со стороны близких подросткам людей. В эти группы или игры подростки вступают для того, чтобы поделиться своими чувствами, рассказать о своих проблемах, найти поддержку и понимание. Поэтому первоочередная и колоссальная ответственность на семье. Важно создать такую атмосферу в семье, чтобы дети смогли в любой момент прийти за советом к родителям, чтобы они понимали, что не будут отвергнутыми родными людьми. Часто, нам родителям кажется, что ребенок одет, обут и этого достаточно. Это все материальное. Но если нет эмоционального душевного общения, это может толкнуть ребенка идти искать тепло где-то еще и не факт, что в этих поисках он забредет куда надо.

Читать еще:  Лабиринты детские распечатать. Лабиринты для детей в картинках

(мое интервью в газету Индустриалка.12.09.2018.)

Смертельные игры угрожают детям из интернета

«Группы смерти» перекочевали из «ВКонтакте» в «Инстаграм» и другие соцсети и стали еще опаснее. Детей приглашают играть в квесты и закрытые игры порой со смертельным финалом.

В региональном министерстве образования предостерегают о распространении в интернете очень опасных закрытых игр, одна из которых — «Синий кит». С виду это похоже на онлайн-квест, и стоит подростку поставить лайк под фото или определенной фразой либо начать личное общение в мессенджере, он попадает под чужое влияние. При этом сначала проверяют его страницу, возраст, город, информацию о семье, друзьях, номер телефона. После сбора информации подростку по телефону или в интернете начинают приходить определенные задания, часто связанные с опасностью, а участник должен их выполнить в указанное время и опубликовать фотографию. Но вступая в такую «игру», подросток становится объектом манипуляции.

«Ситуация, которую мы наблюдаем, требует быстрого и серьезного реагирования, — отметил сегодня на внеплановом брифинге зампредседатель правительства Омской области Владимир Компанейщиков. — Мы отслеживаем, что происходит в интернете, социальных сетях и видим, что эти так называемые игры создают серьезную угрозу жизни и здоровью наших детей. В такую игру попадают порой случайно и это выглядит довольно безобидно, но каждое новое задание становится все более жестким и сложным и в конечном итоге приводит ребенка к совершению действий, опасных для его жизни и здоровья. Нельзя недооценивать эти угрозы».

По словам Владимира Компанейщикова, подростки зачастую не понимают, во что их втягивают. Игры разрабатывают люди, которые хорошо разбираются в психологии и умеют подать это так, чтобы для ребенка это прошло максимально незаметно. В регионе будут вести борьбу с такими опасностями с участием министерства образования и правоохранительных органов.

«Дети должны понять, что самое правильное, что они могут сделать в такой ситуации, — рассказать обо всем родителям и прекратить находиться на таких интернет-ресурсах, — добавил Владимир Компанейщиков. — В свою очередь, мы выработали свой план действий, готовим предложения по социальной антирекламе, будем работать вместе с Роскомнадзором по выявлению и пресечению таких сайтов».

Как отметил зампред правительства, в Омской области случаев гибели подростков в таких играх, к счастью, не было, но опасность угрозы недооценивать нельзя. Ситуация должна находиться под контролем правоохранительных органов, педагогов всех уровней, психологов. К сожалению, уровень интереса в социальных сетях к таким играм увеличивается и срабатывает эффект «сарафанного радио».

«Мы считаем, что такие угрозы будут нарастать, количество подобных деструктивных акций может увеличиваться, поэтому в целом вопросы безопасности нахождения детей в сети требуют все большего внимания, — добавил Владимир Компанейщиков. — У детей надо формировать критическое восприятие к тому, что они могут увидеть в соцсетях и на интернет-сайтах».

Информация о так называемых «группах смерти» стала широко обсуждаться после публикации в начале прошлого года в «Новой газете» журналистского расследования. Тогда по стране прокатилась волна детских и подростковых самоубийств, спровоцированных пропагандой суицида в закрытых интернет-сообществах. На данный момент петербургские следователи установили 15 потерпевших — несовершеннолетних, состоявших в «группах смерти» и совершивших суициды в различных субъектах РФ, еще пятеро не смогли довести свой замысел до конца. Одного из создателей и администраторов такой «группы смерти» Филиппа Будейкина (псевдоним Филипп Лис) задержали и оставили под арестом до 15 мая. Но доказать факты доведения до самоубийства в таких случаях очень сложно.

Администратором другой «группы смерти» оказалась 13-летняя школьница Алина из Омска, известная в соцсетях под псевдонимом Ева Рейх. Однако в силу своего возраста она избежала наказания.

Но несмотря на то, что закрытые группы «ВКонакте» блокируются, опасность не миновала. Как сообщил на прошлой неделе Life.ru, за последние несколько дней хештеги групп смерти (упоминания китов и времени 4:20 утра) буквально заполонили «Инстаграм». То есть смертельная игра продолжается, только на другой территории.

Подросткам приходят сообщения и вопросы от аккаунтов со странными именами: «Go играть в синего кита?», «Пошли с нами к синему киту?», «Я тебя разбужу в 4:20!». Руководитель «Центра спасения детей от киберпреступлений» Сергей Пестов отмечает, что в «Инстаграме» идет завязка по тегам, а дальше участников переводят в мессенджеры типа «Вайбера» и «Вотсапа», и там уже начинается «игра в смерть». Ее участник получает новые опасные задания, например вырезать бритвой на руке кита, сделать несколько порезов на запястье, сделать селфи в опасном месте. Все это должно фиксироваться участником на фото или видео и выкладываться в интернет. Финальное задание — покончить жизнь самоубийством и зафиксировать момент смерти на камеру в режиме онлайн.

Подросткам внушают, как ужасно к ним относятся окружающие, как они ничтожны и неинтересны людям и своим родителям, которые якобы ограничивают их свободу и унижают личность. Детям предлагают совершать опасные действия в тайне от родителей и незаметно для окружающих.

По мнению экспертов, еще очень много подобных «игр» ведется на форумах, которые зарегистрированы не на российских серверах. Сейчас сеть «Инстаграм» доступна детям от 12 лет. Дети и подростки еще не умеют отсеивать опасную информацию, у них плохо развита внутренняя модерация, а любая агитация против «групп смерти» лишь подстегивает их любопытство. Как только участник понимает опасность игры и хочет из нее выйти — начинается манипуляция психики. Администраторы начинают угрожать гибелью близких людей и родителей, давят на подростков.

Прежде всего, в интернете необходимо обращать внимание на такие названия «игр», как «Тихий дом», f57, f58, «Разбуди меня в 4.20», «1704» и т. п. Все подобные названия и хештеги, а также картинки с китами должны вызывать подозрение.

Life.ru рекомендует: если вы видите посты, пропагандирующие детский суицид или нанесение себе увечий, оставляйте жалобы. У каждого аккаунта и отдельного поста есть выпадающее меню, в котором есть пункт «Пожаловаться». Выбирайте причину «Неуместные материалы». Вы также можете заблокировать любой аккаунт с неуместным или опасным содержанием.

Но нельзя надеяться исключительно на модераторов и автоматизированные системы. Проверьте вместе со своими детьми их аккаунты, очистите их, сделайте закрытыми, если надо. Объясните ребенку, что вы не хотите вмешиваться в его личное пространство, но бережете его от реальной опасности.

Круг общения ребенка должен быть известен родителям, посмотрите, какой настрой у его окружения. В случае если есть определенные сомнения в ком-то из друзей, поинтересуйтесь у его родителей, насколько они осведомлены о потенциальной угрозе жизни и психическому здоровью ребенка со стороны деструктивных сообществ.

Родителям рекомендуется уделять большее внимание психологическому состоянию ребенка и проверять кожные покровы ребенка на наличие повреждений, в частности обратить внимание на повреждения различного рода в форме кита. Это один из серьезных сигналов, требующий уже безотлагательного вмешательства специалистов. Следует проверять аккаунты ребенка в соцсетях и группы, в которые входит аккаунт, а также проверять содержание общения в приватных чатах. Нужно контролировать фото и видео на гаджетах ребенка и устанавливать функцию «родительский контроль».

«Если есть сомнения в том, что ребенок может участвовать в деструктивных сообществах, необходимо предпринимать все шаги по ограничению доступа к этим ресурсам, не бояться обращаться за помощью к психологам и психиатрам», — говорит руководитель «Центра спасения детей от киберпреступлений» Сергей Пестов.

Общероссийский телефон доверия: 8-800-2000-122

Омский телефон доверия для подростков: 26-42-41

Социальная служба экстренного реагирования: 48-72-85

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://www.b17.ru/article/117191/
http://omskregion.info/news/48348-smertelne_igr_ugrojayut_detyam_iz_interneta/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector