Локальный чат для школы. В школе учитесь не вы, а ребенок, в чем-то можно ему помочь, но главное – не устраивать в школе конкурс родительских амбиций, не включаться в этот забег

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Читать еще:  Приемные дети и приемные родители. Чрезмерная опека родителей: в чем опасность? Самоутверждение за счет ребенка

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Родительские чаты: инструкция по применению

Понятие «родительский чат» знакомо, пожалуй, всем мамам и папам. Это группа в мессенджере, реже – в соцсети, созданная специально для общения родителей, чьи дети ходят в один класс, группу в садике, кружок или секцию. Здесь всегда можно оперативно узнать необходимую информацию — самое настоящее благо цивилизации!

Но, если честно, родительский чат сегодня все чаще превращается в отдельный мир со своей внутренней иерархией, войнами и перемириями и даже. естественным отбором!

Родительский чат – взгляд изнутри

Потребность в родительских чатах возникла не так давно. В то время, когда мамы нынешних школьников сами учились в школе, программа была более-менее одинакова по всей стране, смена начиналась и заканчивалась в одно время, расписание было известно уже на перекличке, и не было такого обилия кружков, секций и, дополнительных занятий. И, кстати, такого количества креативных домашних заданий, школьных рефератов, детско-родительских конкурсов, как сейчас, — тоже не было!

Поэтому сегодня без постоянной связи никуда, и родительский чат спасает: он позволяет мгновенно узнать, что задали по русскому, какое завтра расписание, кто утащил фломастеры у Васи, и сколько сдать денег на подарок учителю.

” Информация – главная задача родительского чата. Но, как в любом информационном пространстве, в нем частенько случаются сбои.

Сбой №1. Флуд

Екатерина в этом году отправила старшую дочь в школу, и уже успела немного разочароваться в чате своего класса:

«Люди абсолютно не умеют пользоваться этой фишкой, скажем так, — говорит она. — Чат, созданный с одной единственной целью — информативной, превращается в балаган. Родители обсуждают свои (ну, в смысле, детские) поделки, желают друг другу доброго утра и прочее. Они вообще не понимают уместности того, что и куда они пишут. Для меня там полезной информации процентов 10. Бывало, Маша забывала дома телефон, я в чате могла спросить, во сколько уроки заканчиваются. Так и то умудрились неправильную информацию написать».

Сбой №2. Реклама

Помню, когда моя дочь была в первом классе, одна из родительниц постоянно скидывала в чат рекламу своей частной детской студии: вот у нас скоро такой мастер-класс, а вот мы открываем такое направление. Казалось бы, ничего плохого человек не пишет – но эта навязанная реклама воспринималась как назойливый спам и никаких положительных эмоций не вызывала. Единственное, что хотелось спросить: кому вы тут заплатили за размещение своих баннеров? Но никто этого не спрашивал, все молчали, и отсутствие какой бы то ни было реакции на её объявления говорило само за себя.

Сбой №3. Восторженный спам.

Кстати, туда же, в этот чат, многие родители скидывали поздравления с праздниками: 31 декабря прилетало около десяти картинок «С новым годом», 23 февраля – фотографии солдат, 8 марта – букеты цветов в разных вариациях, отдельные товарищи поздравляли всех с православными праздниками. И опять же – ну ведь ничего в этом плохого! Но почему-то в ответ на их поздравления все снова молчат.

Сбой №4. Конфликты

В родительском чате Анны обсуждали, где проводить выпускной. Анна внесла предложение: не идти на поводу у школы.

«Школа дает на выбор два варианта проведения выпускного, и там, и там ничего хорошего. Толпа. Колхоз. Остальные варианты надо отстаивать, но это возможно, есть примеры. В чате начинается бурление. Некоторые откровенно пишут: “Что за бред, все ходят в ***, там круто, и наши пусть идут”. Я делаю ещё вброс: давайте спросим детей, как они видят свой выпускной? Опять бурление и комментарии “что за бред?”. А дочь мне цитирует совершенно другие пожелания из чата, где нет взрослых. Хочется написать: это ваш взгляд, ваше желание понтов. В итоге эффект толпы и авторитаризм родителей побеждают. Дети соглашаются на предложенный старшими вариант».

Спустя две недели родители в чате Анны возмущенно отказались, чтобы их детей проверяли на наркотики. «Я бросила в чат, что вот если бы тест на наркотики приобрел бы статус престижного выпускного, сейчас бы все записались. Кажется, меня забанили».

Эти сбои в чатах, как и на всем интернет-пространстве, появляются по двум причинам: отсутствие четко прописанных правил поведения в чате и отсутствие модераторов, которые следят за соблюдением этих правил. У каждого участника свои собственные представления о том, зачем нужен чат и как себя в нем вести. И частенько эти представления не совпадают!

Родительский чат – что говорят психологи

Когда-то на просторах глобальной сети мне попалась на глаза классификация родителей. Их делили на…

Активистов. Тех, кто всегда участвует во всех обсуждениях, спорах, в общем, в любом кипише.

Тихонь. Тех, кто все читает, но помалкивает.

Держащих нейтралитет. Тут все понятно – это родители, которые в перепалки не вступают, но в случае необходимости и вопрос зададут, и свое мнение выскажут.

Психолог Ирина Лагунина из Барнаула говорит, что эта классификация вполне имеет право на существование, ведь в родительском чате у взрослого человека может реализоваться целых пять психологических багов. Давайте проверим, что из этого списка хотя бы раз реализовали мы сами.

Актуализация детских впечатлений

— Это природный механизм, — говорит Ирина Лагунина. — Природа считает, что если мама и папа выжили и родили своего ребенка, значит, детство у них было прекрасное, психика должна все их детские впечатления запомнить и воспроизводить теперь для того, чтобы потомство тоже выжило.

Таким образом, всё, что происходит с нами в контексте родительства, в том числе и родительский чат, — это отражение наших собственных детских впечатлений.

Неадекватные чувства туда выплескивают те взрослые, у кого было травматичное детство. А происходит это в те моменты, когда что-то в чате напомнило о травме.

Например, те самые родители-«тихони» часто избегают конфликтов в чате, потому что в детстве были свидетелями родительских ссор.

Эффект невидимки

Учитывая то, что здесь человек не смотрит глаза в глаза, так же, как и в соцсетях и вообще везде в интернете, он может «безопасно» высвобождать очень многие подавленные чувства и запретные эмоции. Именно поэтому в родительском чате часто пишут то, что не могут сказать в глаза.

Самореализация

Когда человек не реализован в реальной жизни, в родительском чате он ощущает возможность на что-то влиять, что-то менять. Появляется как бы «пробник», мини-возможность реализоваться, если эта потребность не удовлетворена.

Эмоциональная подпитка

Несмотря на обилие развлечений, жизнь у современного взрослого достаточно однообразна. На работе чаще всего одно и то же, да и если мама сидит дома с ребенком – это всем известный день сурка.

— Здесь происходит такое явление, которое можно условно назвать «сенсорная депривация», то есть человеку не хватает впечатлений, — говорит Ирина Лагунина.- Естественно, родительский чат – это одна из возможностей создать эти впечатления. И некоторые люди для этого даже провоцируют конфликты.

Причем, отмечает Ирина, речь не идет о несчастных людях. Есть родители, у кого все хорошо, и, казалось бы, они должны быть спокойны и адекватны, но на самом деле вот это однообразное «хорошо» тоже вызывает сенсорную депривацию. Психика всегда ищет разнообразные эмоции и даже где-то возможность фрустрироваться, а родительский чат – это такая штука, где эту подпитку можно легко получить.

Читать еще:  Как научить ребёнка быстро читать и понимать прочитанное. Как научить ребенка запоминать буквы и читать слова и предложения целиком

Ощущение силы

У нас у всех есть школьный опыт, он разный, но то, что объединяет современное поколение родителей – бессилие, которое мы часто испытывали в школе, будучи учениками. В эпоху нашего детства (80 — 90-е годы) еще не было принято, чтобы родители принимали на сторону ребенка. А в родительском чате появляется возможность это бессилие отработать.

— Возникает иллюзия, как будто вот теперь есть контроль, и я могу на что-то влиять, — говорит Ирина Лагунина. – Происходит такое «перепроживание» школьного детского опыта.

Именно поэтому в родительских чатах часто вспыхивают конфликты.

Конфликты в родительском чате

У Анны Т. трое детей. Я попросила её посчитать родительские чаты, в которых она состоит.

  • 1. Чат садика, где только мамы.
  • 2. Чат садика, где можно связаться с воспитателями.
  • 3. Чат мам-оппозиционерок (в группе всегда какой-то конфликт – эти забили на споры и пререкания остальных и отделились).
  • 4. Чат с тренером по гимнастике.
  • 5. Чат с учителем по конструированию.

Ребенок номер два – средний.

  • 1. Чат садика – слава богу, пока один, хотя ссор там будь здоров – не перечитать.
  • 2. Чат с тренером по беговелам.

А потом в сад пойдет еще и младший, и можно вообще весь день из чатов не вылезать.

Лично я не представляю, как можно существовать в семи чатах, тем более что как минимум в двух из них постоянные ссоры. Анна признается, что сначала все читала, «переживала за поединки там, а потом забила» и теперь вообще эти чаты путает.

Ирина Лагунина говорит, что с точки зрения конфликта не имеет значение, какую роль в нем играет человек: участника, объекта или просто свидетеля – реагируют на ситуацию люди одинаково, в зависимости от своего характера и жизненного опыта. Единственный вариант существования в конфликтном чате, по словам Ирины Лагуниной, — реагировать не на эмоции, а на информацию. Выражать собственное недовольство тоже необходимо максимально информативно, избегая эмоционально окрашенных слов.

Если же вы уже написали гневное сообщение, прежде чем его отправить, остановитесь и задайте себе вопрос: зачем? Для чего я это написала? Чтобы что-то изменить? Чтобы выплеснуть эмоции? Чтобы на кого-то напасть? Чтобы выразить пассивную агрессию?

И только когда вы дадите себе внятный ответ на этот вопрос, сообщение можно отправить. Или стереть… В общении в чате всегда важно осознание цели своего высказывания.

Но бывают ситуации, когда вы не хотите участвовать в спорах, а телефон «блямкает» ежесекундно, «сил никаких нет» и «читать это уже все невозможно». При этом выйти из чата нельзя – потому что ну как без информации-то? В этом случае Ирина Лагунина подсказывает маленький хитрый лайфхак:

Ничего не читать, а когда страсти улягутся, задать интересующий вопрос «Извините, я, кажется, пропустила…» — и дальше ваш вопрос. В любом чате обязательно найдутся родители, которые вам тут же конструктивно ответят.

Родительский чат и реальная жизнь

Однажды мы приехали в гости к семье моего брата. На пороге нас встретила его дочка. Брат бегал в гостиной, накрывал на стол, а его жена сидела, уткнувшись в телефон, хмурая и суровая. На наше приветствие бросила нервное «сейчас» и ушла в другую комнату. Мы сели за стол, брат объяснил: это жена там с родителями подарок воспитателю выбирают. Из комнаты донеслись крики – она с кем-то возбужденно разговаривала по телефону. Брат позвал жену за стол – ноль реакции. Чуть позже она вышла из комнаты, села, печальная, на стул. Телефон «блямкнул» — она снова схватила трубку, стала нервно жать на кнопки. Мой брат только смеялся. «И вот так всегда», — говорит. После этого полчаса его жена рассказывала, что в чате все переругались, потому что часть родителей хочет купить подарок воспитателю на день рождения за тысячу рублей, а другая часть считает, что на тысячу подарок не купишь.

Тем временем мы поужинали, мой муж обсудил с братом все новости, я послушала стишки и песенки детей. А еще я украдкой смотрела на жену брата и узнавала в ней себя – незадолго до этого я сама возмущалась в своем родительском чате, что учитель исправляет в диктанте верно написанное и не видит ошибки. Созванивалась с родителями, нервно жала на кнопки, не слышала мужа…

Наверное, самое главное, что пока мы ругаемся, что-то обсуждаем, спорим в родительских чатах, наши дети читают стихи не нам, ужин стынет, муж не может нас дозваться, а гости уже уходят. Родительский чат поднимает в душе детские травмы, нереализованные потребности, невыраженные эмоции. В нашей власти выбрать – нервы или спокойствие, информация или эмоции.

Школьные чаты – боль родителя XXI века

Учебного год – стресс для родителей. Осенью оживают многочисленные родительские чаты, бывает, что целый день может пройти под оповещения мессенджеров. О том, как цифровые технологии изменили отношения родителей и учителей, почему после просьбы принести Чебурашку в школу увольняют директора и о чем нельзя писать в электронных дневниках и школьных чатах, рассказывает психолог Нана Оганесян.

Папы в мире детей – это хорошая мода

– Давайте поговорим о том, что принес в школу XXI век. Речь не только о технических новинках вроде электронного дневника, но и о вещах социальных. Например, многие заметили, что на родительских собраниях в школе стало больше пап. Как вы думаете, с чем это связано?

– По моим наблюдениям, в престижных школах папы присутствовали на собраниях всегда и были включены в процесс воспитания детей. В конце 90-х мне приходилось работать в школе на Ломоносовском проспекте, где училось много детей научных работников и преподавателей. Нельзя сказать, что там главенствовали папы, но их было вполне достаточно, не меньше трети.

В семьях детей, учившихся в этой школе, часто наблюдались партнерские отношения между родителями, в том числе и в воспитании детей. Сейчас можно сказать, что эта тенденция распространилась. В семьях, где папы есть, они, как правило, присутствуют и в школе, хотя в спальных районах могут быть иные социальные привычки. Есть школы, где на собраниях класс обычно полупустой, даже у первоклашек одни мамы и бабушки, и тех – немного. Смотреть на участие пап нужно не только по собраниям, но и по «текучке» – кто забирает ребенка из школы или садика, кто гуляет и занимается с ним.

В некоторых семьях папа по-прежнему остается «высшей инстанцией», к которой апеллируют только в случае каких-то форс-мажоров. В советские времена вызов к директору отца, а не мамы, был знаком чрезвычайной ситуации и где-то даже разновидностью наказания, считалось, что отец более строгий. В моей практике в те же 90-е и нулевые приходилось вызывать в школу пап – выходцев из восточных республик в тех случаях, когда мамы оказывались бессильны и не могли контролировать ситуацию с воспитанием и обучением ребенка.

Мне кажется, в России активность пап, которую мы видим в последнее десятилетие, связана и со сменой поколений, и с тем, что люди выезжают за рубеж, в страны, где папа, который возится с ребенком или с несколькими детьми, не вызывает удивления, и переняли это.

Социальные сети и популяризация детских тем, начиная с грудного вскармливания и заканчивая обсуждением ЕГЭ и вузов, тоже облегчили папам доступ в детский мир, который раньше в России был прерогативой мам. Отчасти это – мода, но это хорошая мода. Сообщения о том, что принц Уильям повел наследника в первый класс, а известный телеведущий или основатель популярной соцсети собирается взять декретный отпуск, вызывают волну подражаний, и это очень хорошо.

Учителя боятся сказать родителям то, что думают

– Сейчас в школах пропускная система, значит ли это, что учителя стали менее доступны для родителей?

– Мне кажется, проблем с доступом к учителю сейчас нет. Телефон классного руководителя сейчас есть у всех родителей. Я могу судить только о Москве, но мне кажется, что процесс общения родителей с директором и педагогическим коллективом сейчас не только стал проще, он стал абсолютно прозрачным, даже с некоторым перекосом в сторону родителей.

Читать еще:  Дети помогают родителям. Домашние обязанности ребенка. Почему ребенок должен помогать с домашними делами

Учителя сейчас боятся сказать родителям то, что думают, потому что их могут неправильно понять и пожаловаться руководству. Даже электронное письмо родителя на сайт школы – уже внештатная ситуация, на которую нужно немедленно реагировать. А уж если недовольный родитель напишет на сайт департамента образования, после такого обращения с большой вероятностью «полетят головы». Поэтому учителя общаются с родителями очень осторожно.

Встреча родителей с педагогами превратилась в официальную церемонию. Ведется протокол беседы, родителя стараются ничем не обидеть, даже если родитель пришел с не слишком адекватным запросом и его требования и претензии звучат странно. Такое бывает, и гораздо чаще, чем хотелось бы. Я, как психолог, не раз на таких встречах присутствовала.

Тревога педагогического состава связана еще и с тем, что многие родители сейчас записывают беседу с учителем на диктофон, а то и на видео. Официально учителя не могут этого запретить. Эти записи могут появиться в социальных сетях или стать приложением к жалобе. Это мобилизует учителей, они стараются говорить только по делу и аккуратно выбирать слова, что, конечно, не может не создавать напряжения. Учителя в свою очередь стараются подстраховаться, ведя официальный протокол беседы.

Конечно, огульно обвинять родителей в том, что они не вылезают из чатов, было бы ошибкой. Они имеют право делать то, что им хочется и нравится. Беда в том, что есть учителя, которые тоже не расстаются со смартфоном, постоянно находятся в активной переписке, в том числе и во время урока. Ни законодательство, ни устав школы это не регулируют. Возможно, пора в контракт специалистов, работающих с детьми, включить пункт, обязывающий отключать смартфон во время уроков. Лично мне бы очень хотелось, чтобы такой пункт появился в должностных инструкциях учителей и школьных психологов.

На этом фоне то, что сейчас во всех школьных классах хотят поставить видеокамеры, выглядит благом, хотя многие педагоги подобными инициативами недовольны. В моей практике был случай, когда видеокамера помогла выяснить, что за конфликт у детей произошел во время тихого часа в детском саду и где в это время были воспитатели, которые обязаны были присутствовать в спальне. В Москве детсады вместе со школами входят в состав многофункциональных комплексов, я была руководителем психологической службы в таком учреждении.

Родительские чаты – болячка нашего времени

– В зарубежных фильмах часто можно видеть замотанную работающую маму, которая внезапно узнает, что к завтрашнему утру нужно испечь пирог на школьный конкурс. Многим российским родителям приходилось собирать ноябрьским вечером осенние листья или печь в ночи блины к Масленице. Что посоветуете в таких ситуациях?

– Мне кажется, что в Москве эта проблема сейчас решена. Если набрать в поисковике «директор школы и чебурашка», можно узнать историю о том, как в 2016 году директор одной московской школы был уволен после записи одного из его педагогов в электронном дневнике: «Принести изделие “Чебурашка”».

Руководитель столичного Департамента образования так разнес этого директора на селекторном совещании, что Чебурашку все запомнили, и надолго. Теперь слово «принести» в московских школах под запретом, и учителя изощряются, подбирая неочевидные синонимы, чтобы и без клея и цветной бумаги на уроке технологии не остаться, и под гнев начальства не попасть: «На уроке понадобятся материалы для изготовления аппликации (список)». Так Чебурашка спас московских родителей, не думаю, что кто-то из учителей рискнет обязать их что-то принести в школу.

Работающим мамам из других городов, к которым Чебурашка не приходил, можно посоветовать выполнять подобные задания в меру своих сил, ресурса и желания. Каждый раз задавать себе вопросы: «Насколько это обязательно? Что будет, если я этого не сделаю?» Сказать: «Я работаю, я не могу» – совершенно нормально.

В школе учитесь не вы, а ребенок, в чем-то можно ему помочь, но главное – не устраивать в школе конкурс родительских амбиций, не включаться в этот забег.

Потому что в большинстве случаев это нужно не ребенку, а родителям, чтобы приобрести авторитет и статус в родительском коллективе. Я бы многим мамам посоветовала аккуратно относиться к родительским сообществам, в том числе и в соцсетях.

– Почему? Что не так с родительскими чатами и группами?

– Серьезным, работающим мамам я бы посоветовала поменьше внимания обращать на родительские чаты. Эти чаты, как правило, для родителей учеников 1-2-го, максимум 3-го классов, потом родители от них устают. Обычно мамы-активистки, энтузиастки родительских чатов весь свой пыл и все свое родительское рвение тратят на первый год обучения ребенка в школе.

Некоторые родители начинают проявлять энтузиазм, когда в первый класс идет кто-то из младших детей, потому что, когда учились старшие дети, чатов еще не было. Активность в родительском чате – как корь, этим «болеют» один раз в жизни, на всех оставшихся детей этой прививки хватает, родители становятся мудрее, перерастают эти чаты и начинают относиться к школьной активности философски.

Мне кажется, что родительские чаты, родительские группы в соцсетях – это болячка нашего времени. Родители упоенно общаются в чатах, забыв о том, что в школе учатся не они, что это не они одноклассники, а их дети. Если в чате есть учитель, ситуация усложняется. В виртуальном общении ему сложно сохранить дистанцию и субординацию, когда родители пытаются с ним «дружить» и требовать, чтобы он был в доступе 24 часа в сутки.

Я, как руководитель психологической службы, могу отметить, что в последнее время появилось много запросов от педагогов на регулирование отношений в таких чатах. Любые сообщества (в том числе и родительские) подвержены групповой динамике: конфликты, выяснения отношений, борьба за лидерство, травля. Нет никаких правил по ведению родительских чатов.

И только когда все родители в виртуальном пространстве уже перессорились, они начинают взывать к авторитету учителя. Но учителя этот процесс не контролируют, это выходит за рамки их компетенций. Я советую в школьные чаты и группы ходить осторожно. Чаще всего это просто потеря времени. Отдельно стоит предостеречь пользователей соцсетей: «дружить» с одноклассниками своих детей – не всегда хорошая идея, особенно если вы склонны к эмоциональным записям и любите публиковать личные фотографии.

Конфликт в школе: действуйте официально

– Изменился ли сейчас алгоритм решения школьных конфликтов? Что делать современной маме, если ее ребенок пришел из школы в слезах (вариант – с синяком), потому что его ударил одноклассник?

– Разговор с мамой агрессора, скорее всего, не приблизит вас к цели, любая мать будет защищать своего ребенка. Если мама другого ребенка адекватно оценивает ситуацию, то всегда можно разобраться, а если не очень, лучше не идти на конфликт.

Своему ребенку посоветуйте держаться от агрессора подальше. Если есть такая возможность, понаблюдайте за детьми, когда забираете ребенка из школы. Нужно обратиться к учителю. Для начала лучше всего неформально – послать письмо с описанием ситуации и просьбой разобраться. Можно спросить учителя: «Нужно ли мне информировать маму или вы возьмете процесс под свой контроль?»

Как действовать дальше, подскажет учитель. В школах есть социальный педагог или психолог, где-то эти обязанности возложены на учителя. Если проблема не исчерпывается одним обращением, мама должна написать запрос в социальную/психологическую службу.

Психолог или социальный педагог должен прийти и понаблюдать за детьми на перемене и во время урока, чтобы понять, насколько агрессивен обидчик вашего ребенка и насколько обоснованы претензии мамы. Если ситуация становится хронической, учитель приглашает маму ребенка на беседу в школу.

Если и эта беседа не возымеет никакого действия, Совет по профилактике ставит ребенка на внутришкольный учет. В решении таких конфликтов нужно идти официальным путем. Но начать нужно с неформального обращения к учителю.

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://sibmama.ru/roditelskii-chat.htm
http://matveychev-oleg.livejournal.com/6365639.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector