Нужно ли настаивать на том, чтобы ребенок извинился. «Постоянно извиняясь, мы лишаем детей чувства безопасности

«Постоянно извиняясь, мы лишаем детей чувства безопасности»

Страх потерять авторитет и постоянное чувство вины заставляют родителей то и дело каяться в том, что они недостаточно хороши. Детский психотерапевт Татьяна Бедник предлагает нам вспомнить о приоритетах.

Немало родителей регулярно оправдываются перед детьми, просят у них прощения. Почему они так поступают?

Они слишком беспокоятся о благополучии ребенка и в то же время чувствуют вину за то, что они «недостаточно хорошие родители». Страх ошибиться, оказаться не на высоте заставляет понимающих и заботливых, но слишком неуверенных в себе взрослых порой терять здравый смысл.

Они не доверяют себе?

Да, и одна из причин – разнообразие и изменчивость современных моделей воспитания. Родителям сложно выбрать, на какую опираться. Например, когда в семье рождается младший ребенок, матери в роддоме сообщают, что она просто обязана кормить его грудью. А еще пять лет назад, при рождении первого ребенка, тот же врач говорил, что вполне можно этого не делать и оставаться хорошей матерью. Так что родители постоянно сравнивают себя с идеалом и не понимают, как им соответствовать высоким стандартам. Тем более что дети действительно многого нам не прощают.

Кажется, что они сегодня критикуют нас активнее, чем это делали предыдущие поколения. Это так?

Поведение детей определяют действия взрослых. Сегодня многие семьи предпочитают демократический стиль общения. А он предполагает критику. Это хорошо, но при условии, что в самолете все-таки есть пилот. Родители, которые постоянно извиняются, лишают детей чувства безопасности. Чтобы расти, ребенку необходимы рамки, границы, ориентиры, на которые он может в любой момент опереться. Родители – это самые надежные опоры. Поэтому так важно, чтобы взрослые, которые воспитывают ребенка, умели быть твердыми. Ведь их главная задача – помогать детям бесстрашно расти, усваивать жизненные ценности и видеть смыслы.

Как реагировать на претензии детей, не извиняясь?

Принимать их чувства. Например, можно сказать: «Я понимаю, что ты злишься. Я напрасно говорила с тобой так раздраженно». Работа родителя – дело тонкое. Надо слышать недовольство, но не сгибаться; поддерживать, но оставлять свободу. Конечно, взрослые обязаны извиниться за недопустимое поведение. Если они оскорбили или унизили ребенка, ударили его, выйдя из себя; если заставили сделать то, что ребенок не выносит (например, участвовать в соревнованиях, если он их ненавидит). Взрослому необходимо приносить извинения, если он совершил при ребенке действия, за которые стыдно (например, напился). И делать это в тот момент, когда приходит понимание, что поступил неправильно, даже если прошло много времени. Особенно непросто родителям подростков, которые как раз заняты тем, что выстраивают собственную систему ценностей. Трудность в том, чтобы поддерживать представление о рамках дозволенного и в то же время проводить различие: «Ты не обязан разделять мои принципы, но пока мы живем вместе, и я прошу тебя их уважать. Позднее ты будешь поступать как захочешь».

«Чтобы стать родителем, нам предстоит отказаться от инфантильной позиции, перестать ощущать себя жертвой»

Что чувствует ребенок, если родители перед ним постоянно извиняются?

Он теряет ориентиры. Когда родители просят прощения, они бессознательно надеются на то, что ребенок подтвердит, что они являются хорошими родителями. Тем самым они возлагают на него слишком большую ответственность. Он (пусть и на время) оказывается в несвойственной роли – старшего в семье. Это вызывает беспокойство и растерянность. Дети не должны опекать взрослых, это тяжелое бремя. В результате вырастают рано созревшие, разочарованные дети. Ко мне на прием приходят шести-, семилетние мальчики и девочки, которые считают, что жить очень сложно!

Можно ли сказать, что дети и родители меняются местами?

Это действительно так, происходит инверсия поколений. Чтобы стать в полной мере родителем, надо осмелиться отказаться от инфантильной позиции, перестать ощущать себя жертвой и не ждать признания с двух сторон – и от своих детей, и от своих родителей. Чтобы стать родителями, необходимо перестать наконец сводить счеты и составлять списки того, что мы cами недополучили в детстве, признать, что наши родители сделали все, что могли, хотя, конечно, не были совершенными.

Читать еще:  Развитие ребенка в шестой месяц жизни. Все о развитии ребенка: месяц шестой

И в свою очередь признать, что мы тоже – несовершенные?

Да, и если однажды мы поступили плохо, скажем, накричали на ребенка, это не значит, что все пропало и мы в этот момент стали плохим отцом или матерью. Ошибки родителей позволяют ребенку проявлять гибкость характера: он понимает, что тоже может иногда быть не в настроении, злиться и не чувствовать при этом себя плохим человеком. Мы можем быть разными, меняться, мы не сводимся к одному поступку, и детям обязательно нужно знать об этом! А нам остается смириться с тем, что мы даем нашим детям все, на что сейчас способны.

Откуда берутся «плохие» дети?

Они мучают животных, дергают за волосы девочек и до крови бьют мальчиков… Почему дети проявляют жестокость и как этого не допустить? Ответы наших экспертов о том, как на такое поведение реагировать взрослым.

Родители обречены испытывать чувство вины?

Правильно ли я воспитываю ребенка? Не наврежу ли ему? Мы виним себя за то, что слишком внимательны или невнимательны к ребенку, слишком опекаем или, напротив, слишком мало внимания уделяем ему.

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.
Читать еще:  Развитие ребенка после 1 месяца. Ребенок в первый месяц своей жизни — важные особенности развития и правильный уход

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Читать еще:  Желеобразный кал у ребенка. Что означает стул со слизью? Повод для срочного обращения к врачу

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Нужно ли настаивать на том, чтобы ребенок извинился.

У взрослых принято извиняться, если совершил что-то нехорошее: помешал кому-то, причинил неудобства, вольно или невольно обидел и т. д. Извинение считается признаком воспитанности. Так, считается некультурным тот человек, который наступил другому на ногу и не извинился.

Многие извинения взрослых носят ритуальный характер. Толкнул, извинился и побежал дальше, не слишком задумываясь о том, что произошло. Знакомо, правда? В этих случаях извиниться легко. А бывает, что извиниться непросто. Например, мешает стыд или чувство вины. И такое тоже знакомо многим взрослым…

А что же с детьми? Нужно ли специально учить ребёнка извиняться? Нужно ли настаивать на извинениях? Чтобы ответить на этот вопрос, я сначала попрошу вас ответить на один мой вопрос. Хотите ли вы, чтобы ребёнок извинялся искренне или ритуально?

Уверена, большинство читателей ответят, что не видят никакого смысла в ритуальных извинениях (ну кроме соблюдения приличий). А помните, как в детском саду многие дети как мантру твердили слова «извинитеменяпожалуйстаябольшетакнебуду»?

Это извинение было даже не фразой, оно было одним словом и использовалось в самых разных случаях. Его говорили после драки, его использовали те, кто просился в туалет во время тихого часа, разлившие суп во время обеда и т. д.

В общем, это было что-то типа индульгенции. Сказал заветное словечко и гуляй себе дальше спокойно. Есть ли смысл в таких извинениях? Конечно же, никакого смысла в них нет. Взрослые, будь то педагоги или родители, которые настаивают на таких формальных извинениях, поступают неосмотрительно. Они приучают ребёнка к тому, что одно слово «извинитеменяпожалуйстаябольшетакнебуду» уже исправляет ситуацию. Итак, мы поговорили о том, чего не стоит делать. Но важно обсудить, что же нужно делать. Как же учить (или не учить) ребёнка извиняться?

Для ребёнка самый главный источник научения – это наблюдение за родителями и переживание личного опыта.

Что это значит? Это значит, что, если ребёнок видит, как его родители извиняются за какие-то свои поступки, он тоже учится извиняться. Если мама извиняется на улице перед человеком, которому наступила на ногу, ребёнок усваивает, что в этой ситуации нужно извиниться. И вряд ли нужны какие-то дополнительные слова или даже целые беседы о необходимости извинений.

Если ребёнок видит, что вспыливший (с кем не бывает) папа извиняется перед мамой, то он понимает, что нельзя нагрубить и сделать вид, что ничего не случилось. И самое главное – ребёнок понимает важность извинений, если у него есть опыт того, что извинились перед ним. Очень часто родители не извиняются перед детьми, даже если виноваты. Как будто что-то в этом есть неправильное и даже унизительное для взрослого. А ведь самые сильные детские обиды нередко связаны с несправедливостью взрослого, который обидел и не извинился. Если же родитель критично относится к себе, видит, что он был неправ и исправляет ошибки, извиняясь, он даёт ребёнку важный опыт. Ребёнок понимает, что извинения очень важны. И что тогда делает ребёнок? Да, он тоже начинает извиняться в тех случаях, когда чувствует вину.

И последнее, что мы с вами можем обсудить, – КАК именно следует начинать учить ребёнка извиняться. Если малыш, который ещё не умеет говорить, в песочнице обсыпал другого песком, толкнул или отобрал игрушку, то может ли он извиниться? Нет, конечно. Годовалый ребёнок не умеет говорить, зато он прекрасно понимает то, что говорят взрослые. Поэтому сказать слова извинения можете вы.

Просто скажите другому ребёнку что-то типа: «Извини, Маша обсыпала тебя песком, она не подумала, что тебе это будет неприятно». И тогда Маша понимает, что, сделав что-то неприятное другому, нужно извиниться.Обычно, при выполнении всего вышеописанного, к трём-четырём годам дети совершенно естественно, искренне и без принуждения начинают извиняться перед другими детьми и взрослыми, если видят, что совершили что-то не очень хорошее. А что же делать, если получилось так, что ребёнка не научили извинять? О том, что делать, если ребёнок-дошкольник не извиняется, совершив что-то не очень хорошее, мы поговорим в следующий раз.

Источники:

http://www.psychologies.ru/standpoint/postoyanno-izvinyayas-myi-lishaem-detey-chuvstva-bezopasnosti/
http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://vk.com/@dobrochas-nuzhno-li-nastaivat-na-tom-chtoby-rebenok-izvinilsya

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector