Петрановская статьи для родителей. Людмила Петрановская отвечает на ваши вопросы — TheQuestion. Когда ребенок чувствует себя пешкой, он устраивает пассивное сопротивление

Людмила Петрановская: 8 правил для родителей, чтобы не услышать от ребенка «да пошли вы!»

№1: Не требуйте от себя слишком многого
Очень много лет родители растили детей, не очень понимая, как на них отражаются действия, поступки, эмоциональное состояние: ребенок и ребенок, куда он денется — вырастет! С развитием психологии и психиатрии стало выясняться, что на самом деле то, как родители строят отношения с детьми, на детях очень сильно отражается. Это знание в свое время очень впечатлило человечество… Пришло понимание, что ребенка нужно принимать, понимать, идти навстречу его потребностям, принимать его чувства. Но оборотная сторона этой идеи такова: сейчас есть тенденция фетишизации теории привязанности.

В результате родители все время боятся что-то сказать не так, травмировать детей, недолюбить, недопонять, недопринять. Это состояние я бы назвала «родительский невроз» – состояние, когда родитель думает о ребенке, о проблемах с ребенком, о его поведении, развитии и т.д. гораздо больше, чем о себе самом, о своих интересах и потребностях: «А достаточно ли я принимаю своего ребенка? Не задалбываю ли я его своим вниманием? От того, что я сейчас посидела в фейсбуке, у него не развилась депривация? То, что я завязала ему шарф, не было ли это гиперопекой?»…

Любая тревога, любое чувство вины – это всегда оборотная сторона фантазии о своем всемогуществе: представления, что, если мы будем мудрыми, терпеливыми, «просветленными» родителями, такими, чтоб комар носа не подточил, тогда гарантированно ребенок вырастет гармоничным, смелым, развитым, добрым и любящим. Но теория привязанности не про эльфов. Она отрабатывалась не на эльфоподобных: у наших предков она была такая же, как у нас! Не надо ломать и переделывать себя. Вы с ребенком своим живете, вы его растите, вы его знаете, вы его любите, он рядом. В самом главном все уже хорошо — с остальным разберетесь так или иначе.

№ 2: Не воспринимайте ребенка как объект борьбы
В голове людей сильна идея борьбы с ребенком. Мы привыкли воевать с детьми. Часто можно услышать от родителей: «Ребенок делает то-то и то-то. Как с этим бороться?» или «Ребенок не делает того и того. Мы с этим боремся, но ничего не получается!» Терминология борьбы, противостояния… В архаичном обществе такого вопроса не возникает: если я — взрослая особь, которая может зажечь огонь, принести кусок мамонта и отогнать саблезубых тигров, не возникает вопроса, уважает меня ребенок или нет. Вы взрослый – человек, от которого зависит жизнь ребенка! Борьба начинается там, где нет естественных оснований для иерархии и уважения. На уровне патриархального общества иерархия построена уже на том, что так должно быть…

Часто можно услышать: «А что же, ребенок разве не должен уважать родителя? Разве он не должен понимать, что у него есть обязанности?» Ну, хорошо. Давайте напишем на стенке: «Ребенок, понимай: у тебя есть обязанности!» Это не работает. Все эти слова говорят о беспомощности. Это протест: почему он нас не понимает. Не воюйте с ребенком. Он же ваш детеныш и любит вас всем сердцем… Если чувствуете, что увязли в борьбе, самое время – перелезть через баррикаду и встать рядом с ребенком.

№ 3: Не устанавливайте «железобетонные» принципы
Все утверждения, которые начинаются словами «всегда», «никогда», «ни в коем случае», говорят о тревожности. А тревожность говорит о том, что нет уверенности в себе как в родителе, нет контакта с ребенком, нет умения гибко обращаться и адаптировать свои слова и поступки к той реальности, которая есть сейчас. Если мы уверены в себе как родители, мы понимаем, что разберемся. Когда мы не уверены в себе, не уверены, что разберемся, — мы устанавливаем жесткие правила.

Например, всегда быть последовательными: раз сказал – все, никогда не менять своего решения. Или всегда давать ребенку отвечать за последствия: раз он что-то забыл, пусть отвечает за последствия. А если бы мы так вели себя со своими супругами. Представьте, что ваш муж уходит на работу, вы знаете, что у него очень важное совещание, и тут замечаете, что он забыл папку с документами. И что, вы подумаете: «Иди-иди, дорогой, пусть наступят последствия»? Нет, конечно. То же самое с детьми. Мне кажется, надо к себе относиться более сочувственно… Надо больше прислушиваться к себе, быть больше в контакте с собой, не стараться следовать жестким рецептам, а отталкиваться от ситуации, и тогда можно почувствовать себя в родительстве более комфортно.

№ 4: Не подчиняйте ребенка своим ожиданиям

Принятие ребенка – это работа, которую родители делают всю жизнь… В патриархальном обществе было очень жестко с принятием детей: ребенок должен был соответствовать ожиданиям. Постепенно жесткие ожидания от ребенка перестали восприниматься как правомерные. Но и сегодня родителям каждый раз приходится сталкиваться с вопросом принятия: «Мой ребенок не такой, как мне было бы удобно, как мне давно хотелось, как мне мечталось»; хотели девочку — родился мальчик, хотели решительного мальчика — родился робкий, хотели, чтобы ребенок читал книжки, а он играет в хоккей… Правда в том, что дети устроены так, что они четко вычисляют ту сферу, которую мы в них не принимаем. И с большой вероятностью то, что вы в ребенке не принимаете, он вам и выдаст.

Потому что ребенку очень важно принятие, ему нужна его субъектность, он хочет, чтобы вы считали его человеком, независимой личностью, чтобы уважали его право быть таким, каким он хочет. Для ребенка очень тяжело, когда мы вгоняем его в прокрустово ложе, а мы вгоняем. И необязательно жесткими методами, но мы расстраиваемся, вздыхаем, плохо себя чувствуем, демонстрируем свое разочарование, озабоченно пишем в фейсбуке… Дети это четко считывают. А дальше у них есть два пути: держаться за одобрение родителей и отказаться от себя, и тогда рано или поздно родитель будет восприниматься как «тот человек, который заставил меня не быть собой»; либо отстаивать себя, отделяться от родителей, часто жестоко (иногда очень жестко) ставить перед фактом. Принятие ребенка со всеми его особенностями – это не про то, что нужно всегда ему все разрешать, соглашаться со всем, что он говорит, а про то, что мы должны принимать его таким, какой он есть. Это сложная задача – расширять зону принятия можно всю жизнь…

№ 5: Не реализуйте за счет детей свои мечты
Для того, чтобы проще принимать своих детей, мне кажется, очень важно быть больше в контакте с собой, прежде всего, больше принимать себя. Ожидания от детей часто связаны с тем, что есть наши собственные неудовлетворенные потребности. Мы сами не могли в свое время что-то себе позволить. Например, мы не могли себе позволить путешествовать, и тогда начинаем в раннем возрасте таскать детей по Римам, Парижам… Если вы мечтаете о чем-то, что вам не было дано, сделайте это для себя! А своему ребенку позвольте быть к этому равнодушным…

№ 6: Не лишайте ребенка права чего-то не хотеть
У ребенка есть право не хотеть. Честный разговор начинается тогда, когда мы признаем за ребенком это право. Не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу – это нормально. Не надо стараться его замотивировать на все это. Надо присоединиться к нему, сказать – я понимаю, как ты не хочешь. А дальше мы можем помочь ребенку научиться «глотать лягушку». Как помочь? Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется. Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю.

Читать еще:  Ребенок 9 месяцев ударился головой. Удар головой: чем это опасно

№ 7: Не пытайтесь расшевелить ребенка, если он ничего не хочет
Очень часто бывает, что когда у родителя слишком много ожиданий от детей, слишком много связаных с ними фантазий, желаний, то дети к 17-19 годам ничего не хотят, а живут в таком полурастительном состоянии. Это почти всегда история про очень любящих, самоотверженных, очень ответственных родителей, про то, как мама ушла с работы, чтобы ребенка водить на развивающие занятия, про то, как он занимался шахматами, английским, китайским, про то, как они не пропускали ни одного выходного, чтоб не посетить выставку. К 12-ти годам, когда ребенок догадывается, что он может сказать «да пошли вы», он говорит это так сильно… И хорошо, если он выскажет это словами! Но если у мамы есть на эту тему супер-аргумент – сердечные капли, ребенку остается впасть в апатию, со всем соглашаться, но ничего не делать.

Отказ от всех притязаний и желаний – это крайняя форма протеста для ребенка. Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы пытаетесь поднять его с дивана, вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Нужно просто отойти, сказать: «Это твоя жизнь, ты живешь ее, как хочешь, если что – кричи».

№ 8: Не забывайте: опыт принятия себя – самое лучшее, что мы можем дать детям, так как они – великие подражатели!

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам
«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

Подготовлено по материалам лекции-консультации Людмилы Петрановской «Принятие ребенка: любовь или вседозволенность» и книги психолога «Если с ребенком трудно»

Петрановская статьи для родителей. Людмила Петрановская отвечает на ваши вопросы — TheQuestion. Когда ребенок чувствует себя пешкой, он устраивает пассивное сопротивление

Начнем с того, что вырасти в состоянии тотальной нелюбви невозможно даже физически. Родительская любовь обеспечивает ребенку выживание, обеспечение его минимальных потребностей. Так что если человек все-таки вырос, о тотальной нелюбви речи не идет. Но нелюбовь может проявляться очень разными способами – от отсутствия ухода и заботы до обесценивания. Нелюбовь (как и любовь) зачастую проявляется самым причудливым способом.

Это хорошо описано в известном романе «Похороните меня за плинтусом», где со стороны бабушки, на самом деле, было очень много любви, очень много заботы. Но эта женщина была настолько травмирована потерей собственного ребенка, что оказалась полностью порабощена своей тревогой и желанием контролировать внука и дочь. Лишь бы ничего не случилось – лишь бы ты не умер, а все остальное – твоя личность, твои чувства, твое развитие — не важно. Так проявляет любовь глубоко травмированный человек.

В разном возрасте у ребенка разные потребности. Для маленьких детей любовь – это, в первую очередь, забота. К нему подходят, когда он плачет, его потребности удовлетворяются. Жизнь вокруг организована так, чтобы ему было хорошо. Чем меньше ребенок, тем больше для него имеет значение именно такое проявление любви, потому что сам он о себе не может позаботиться. Когда он становится чуть старше, появляется потребность в эмоциональном контакте – «меня понимают», «моим родителям не все равно, если я расстроен или испуган». Ребенку важно, чтобы родители принимали его чувства и проявления. В подростковом возрасте на первый план выходит потребность в том, чтобы родители принимали твое мнение, относились к тебе с уважением.

Наверное, нет на свете человеке, которого любили на 100% так, как ему было надо. И какие-то травмы недолюбленности мы можем успешно заращивать со временем. Благодаря другим отношениям или заботой о самих себе. Но если дыры нелюбви очень большие и влияют на последующую жизнь, имеет смысл позаботиться о себе и поработать с психотерапевтом.

Никакие установки не могут быть абсурдными. Потому что психологические установки формируются жизнью, они помогли поколениям людей выжить. Как они могут быть абсурдными? Да, они могут быть невеселыми, неактуальными, неэффективными в нынешней жизни. Да, из-за этих установок люди могут чувствовать себя застрявшими в другой эпохе, но это не значит, что это абсурдные установки. Они были актуальны для той реальности, в которой появились.

Многие вещи после распада СССР перестали быть актуальными. Например, мы все понимаем, что даже если сейчас будет усугубляться экономический кризис, вряд ли дойдет до реального голода. Может быть, какие-то продукты исчезнут с прилавков, но в целом вопрос выживания вряд ли встанет перед жителями больших городов. Однако как только происходит резкий рост цен или вводятся санкции, мы наблюдаем, как наши соотечественники делают масштабные запасы. В них говорят отголоски тех времен, когда их родителям приходилось по-настоящему выживать. А выживали те, у кого был в запасе лишний мешок крупы. Такие установки очень устойчивы: чем более травматичной была исходная ситуация, тем дольше мы ее переживаем.

Если говорить про современную молодежь, то в ее картине мира гораздо меньшую роль играет государство. Это здоровый процесс. И здесь не так важно, что они говорят на уровне идеологии. В реальности для большинства молодежи государство не играет такой важной роли, как для их бабушек и дедушек. Молодежи сложно представить, что кто-то будет контролировать их внешний вид, вкусы, отношения. Они уже привыкли полагаться на себя, и, как ни парадоксально, именно это их часто подводит. Потому что когда разворачиваются уголовные дела за посты и перепосты в сетях, молодые люди просто не верят, что такое может происходить. Они никогда не жили в реальности, где такое было возможным. За слова можно попасть в тюрьму? Молодежи это непонятно, поэтому она легкая мишень для государственной машины.

Это две разные истории. Если человеку не удалось за всю жизнь построить прочных отношений, это вовсе не означает, что он не испытывал чувства любви. Ведь бывают истории о безответной любви, бывает череда очень страстных и бурных романов, которые не приводят к браку – вариантов множество.

А вот почему человек может ни разу за всю жизнь не испытать чувства любви – это другой вопрос. Причина может быть органическая – те участки мозга, которые отвечают за чувство любви, по какой-то причине не очень хорошо функционируют. Но обычно они и не страдают от одиночества, им так комфортнее.

Вторая причина – психологическая. Чаще всего это связано с тем, что у этого человека в детском возрасте с чувством близости были связаны слишком травматичные переживания. Любовь обернулась для него такой болью, что еще ребенком он пришел к мысли о том, что в такие игры он больше не играет. Потому что любить кого-то – это процесс, приносящий только боль. Например, это люди, у которых родители скандально разводились, делили детей, просили ребенка предать другого родителя.

Вообще-то ни из чего не следует, что переживание партнерской любви – абсолютно необходимое условие успешной и счастливой жизни. Человек может любить науку или творчество, или своих учеников, или свой дом, свои книги, свой сад. Иногда сильно любящие причиняют больше зла и боли окружающим, чем те, кто не охвачен этим чувством.

Как бы родители ни разводились, для любого ребенка это будет травмирующим событием. Но своим поведением в процессе развода родители могут либо усилить травму, либо смягчить болезненные последствия этого события. Ребенку совершенно не важно, кто кому изменил или кто кого обидел. Это не его дело, не надо его в это втягивать. Его волнует, будет ли папа, как раньше, читать ему сказку на ночь, будет ли он видеть бабушек и дедушек — значит, надо объяснить, ему, как все теперь будет организовано. Понятно, что ребенок не может ничего не потерять при разводе, но вы можете показать ему, что заботитесь о его потребностях и пытаетесь максимально сохранить то, что для него ценно.

Читать еще:  Индивидуальные особенности ребенка: учет и развитие по возрасту. Черты характера человека, плохие и хорошие

Здесь скорее встает вопрос, что нельзя делать во время развода. Вот несколько простых правил:

-не запрещайте ребенку злиться, быть возмущенным и печальным по этому поводу;

-не делите ребенка;

-не ставьте его перед выбором;

-не жалуйтесь друг на друга перед ребенком (и присматривайте за бабушками);

-не вовлекайте ребенка в скандалы;

-максимально разгружайте его от ответственности за ваше расставание;

-старайтесь сохранить для него все, что можно — ритуалы, значимые события, вещи, привычки.

И главное правило — поменьше вранья. Не надо делать вид, что все прекрасно, когда это не так.

И не надо заставлять ребенка делать вид, что ему все нипочем. Развод – это большой стресс для всех, переживайте его честно и поддерживая друг друга.

Кроме того, есть определенные возрастные рамки, когда ребенку сложнее пережить расставание родителей. В первую очередь, это период детского эгоцентризма, примерно в 4-7 лет, когда все события кажутся ребенку связанными с ним, поэтому он может чувствовать себя виноватым в вашем разводе. Но, конечно, это не значит, что ребенок в таком возрасте не может пережить развод родителей — это значит, что ему просто нужно уделять особенное внимание. И проговаривать с ним, что он ни в чем не виноват. Как бы партнеры ни старались, чаще всего разводу предшествуют какие-то претензии друг к другу, скандалы и некрасивые сцены, которые происходят на глазах детей. И ребенку может казаться, что это его поведение или непослушание спровоцировало конфликт. Или он может питать иллюзии, что может очень постараться и помирить родителей. Эти риски надо иметь в виду.

Независимо от возраста, у ребенка может быть период в жизни, когда ему и так тяжело, а тут еще развод родителей. Переезд, конфликт в школе, болезнь, что-то еще. В этом случае по возможности родителям лучше отложить этот процесс. Но обычно это не такой уж продолжительный срок. Если вы хотите развестись, но понимаете, что вашему ребенку это сейчас совсем некстати, всегда можно договориться: живем вместе еще полгода или год, а потом разойдемся. Если решение уже принято, конфликтов будет меньше.

Но это не значит, что умерший брак надо сохранять любой ценой, чтобы не ранить ребенка. Часто люди заявляют, что живут вместе «ради детей». Но чаще всего это просто «отмазка». Потому что, с одной стороны, это отличный повод не работать над отношениями и не стремиться делать брак лучше, с другой стороны – повод не освобождать друг друга. Детям нет никакой пользы в том, чтобы наблюдать подобные неискренние отношения.

Здесь нет однозначного ответа. С одной стороны, так делать нельзя, потому что это нарушение личного пространства, личных границ — поскольку мы говорим о ребенке как о становящейся субъектности. Но есть ситуации, когда ребенок не вполне способен справиться со своим состоянием, особенно если речь идет о подростке. Он не может попросить помощи прямо, но при этом хочет, чтобы родители как-то поняли, что ему очень плохо. Тогда он оставляет дневник на столе или «забывает» выключить компьютер. Если при этом вы замечали, что ребенок подавлен, напряжен или неестественно оживлен, думаю, меньшим злом будет посмотреть дневник и выяснить причину. Возможно, ему нужна экстренная помощь. Но это не должно становиться нормой, и стоит принести извинения за вторжение в личное пространство, объяснить, почему именно вы так поступили.

Проблема заключается еще и в том, что в использовании сетей ребенок всегда умнее родителей — если ему надо, он найдет способ скрыть то, что он хочет скрыть. Поэтому излишние попытки контроля лишь загонят ваши отношения в угол. Наверное, здесь важнее, чтобы у вас с ребенком были такие отношения, в которых ему хотелось бы обсуждать с вами свои впечатления и чувства.

Прелесть современного мира заключается в том, что в нем может существовать все, что угодно. Каждый может устраивать свою семейную жизнь так, как ему хочется и нравится, потому что сегодня мы больше не испытываем такого социального давления, как раньше. Правда, теперь возникает вопрос, зачем вообще заводить и тем более сохранять семью. И на него каждый находит свой ответ. Я думаю, это очень хорошо, что семья перестает быть обязанностью и становится такой, какой лично ты хочешь ее видеть. Семья – это некое творчество, процесс создания. Мы же не спрашиваем себя: зачем мне рисовать? Если тебе хочется создавать картины, если тебя этот процесс прет, то ты рисуешь. А если нет – то не рисуешь. Так же и отношения в семье.

В России в этом смысле очень интересная ситуация. У нас идет несколько параллельных процессов, которые друг с другом не взаимодействуют. С одной стороны, есть молодежь, которая движется в том же русле, что и вся европейская цивилизация. С некоторой спецификой и отставанием, но в целом – в том же направлении. С другой стороны, на поверхности, как слой масла, лежат активно пропагандируемые консервативные и даже ретроспективные ценности. Я часто замечаю, что молодые люди вслух проговаривают то, что «надо», а живут все равно так, как считают нужным. Если, например, их попросить поучаствовать в социологическом опросе, они скажут то, что, по их мнению, следует говорить «правильным» россиянам. Но в личной жизни будут вести себя по-другому. И это странное состояние и в обществе, и в сознании людей. Потому что большая эмансипация, большая свобода соответствует реальным интересам людей. То есть, наши потребности опережают нашу рефлексию: сначала люди делают то, что им нужно, а потом вдогонку пересматривают свои представления о том, что правильно и что нет. Вот по поводу семейных ценностей в России рефлексия еще не случилась, а потребности уже удовлетворяются.

Но, несмотря на все социальные изменения, по-прежнему в разных странах есть процент людей, которые выбирают одиночество, а остальные предпочитают жить в семьях. Это зависит от многих факторов. Отчасти играет роль детский опыт отношений. Если он был позитивный, то человеку с большей вероятностью захочется создать семью. Если детский опыт был негативный, то человек будет избегать повторения подобного в своей собственной жизни. И в этом случае важно, насколько этот негативный детский опыт был проработан, переосмыслен самостоятельно или с психотерапевтом. Еще один фактор – характер. Некоторые люди больше нуждаются в тепле и близких отношениях, а кому-то нормально и в одиночку. А еще есть фактор везения – в конце концов, нужно с кем-то «совпасть» настолько, чтобы захотелось долгие годы проветри вместе.

Разоблачение Людмилы Петрановской

Сегодня в нашей рубрике мы поговорим об одном очень популярном детском психологе Людмиле Петрановской. Сейчас редко встретишь маму, которая не знакома с публикациями данного психолога. Петрановская очень популярна даже среди православных родителей. Однако мало кто знает, что Петрановская безнадежно одержима ненавистью к России, Православию, русскому народу, и видит своей главной целью уничтожение в будущих поколениях всех самых возвышенных качеств души, присущих русскому человеку.

Все ее советы по воспитанию сводятся к тому, что в России испокон веков неправильно воспитывали детей. Согласно ее высказываниям, русский народ на протяжении всей истории, вплоть до последнего десятилетия, воспитывал детей по-варварски, всячески их подавляя, унижая и все в том же духе. Устаревшее и ненужное варварство она находит в словах Христа, определяющими стержневую сущность русского культуры: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13) Вот цитата Петрановской в ответ на рассуждения прот. Всеволода Чаплина о непреложной актуальности Священного Писания ко всякому времени: «Высокими словами загонять свой народ в вечную не-жизнь, навязывать ему виктимность, волю к страданию, влечение к смерти — невероятная подлость. Отдельно впечатляет фантазия садистического бога, питающегося людскими бедами и тщательно следящего, чтобы число их не уменьшалось. По образу и подобию, мда» (читать статью полностью https://spektr.press/missiya-lech-kostmi-nischeta-i-p..). Как человек с такими антихристианскими ценностями может учить воспитанию детей? Чему она научит? Какого ребенка воспитают родители, прислушивающиеся к советам данного психолога?

Читать еще:  Олег как переводится. Что означает имя Олег? Происхождение имени Олег и его значение для детей

Советы Петрановской на первый взгляд очень логичны и, кажется, полны любви к детям. Однако, читая ее статьи, одну за другой, получаем, что ее основная мысль сводится к тому, что родителям в сложных ситуациях с ребенком необходимо подстраиваться самим, но ни в коем случае не заниматься исправлением дурных наклонностей в ребенке. На основании ее заключений, можно сделать вывод, что ребенок – априори безгрешный, что все, что он делает, он делает правильно и мудро, а если его поступки в чем-то родителей настораживают, то надо просто поменять к этому отношение, но ни в коем случае не оказывать влияние, не «давить» на ребенка.

Для наглядности разберем одну из ее публикаций. Ссылка: https://mel.fm/detskaya_psikhologiya/3594876-curiosity С самого начала статьи автор взваливает чувство вины на родителей за требовательное отношение к учебе ребенка, что по мнению Петрановской и отбивает у него желание учиться (а не банальные лень, изнеженность и невоздержанность, с которыми можно и нужно бороться).

Далее она говорит о том, что ребенку изначально все интересно. Все, кроме выполнения уроков. На протяжении всей статьи Петрановская пишет о том, что уроки и вообще учеба в школе для ребенка — это скучно и является стрессом, так как ребенок не понимает ценности обучения. Ребенку лучше изучать червячков. Безусловно, для ребенка очень важно изучение окружающего мира посредством пассивного наблюдения. Однако современный мир не исключает тем самым важности для человека освоения навыка углубленного познания (что немыслимо без приложения волевых усилий, каким бы талантом не обладал человек). Более того, эти два процесса совершенно не противоречат друг другу, так как можно заниматься и тем и другим.

Однако Петрановская весь процесс обучения выставляет исключительно в невыгодном свете: «В школе ребёнка ловят на том, что он перепутал, не успел, сделал не так — это создает постоянный стресс. И дома ещё мама с папой ругают за те же ошибки. Есть дети, которые легко с этим справляются, для других это слишком жестокие условия. Мы получаем ребёнка, который мечтал о школе, а к концу второй четверти он спрашивает: «Неужели это на десять лет?! Какой ужас». Нужно показать, что вы любите его за то, что он ваш ребёнок, а не за то, что он что-то сделал» . В школе ребенка ни на чем не ловят. Его там учат. И для того, чтобы ребенок и его родители видели эффективность процесса обучения, существуют оценки.

Петрановкая пишет: «Для того чтобы детям было интересно, чтобы они учились, им должно быть не страшно. Наша образовательная система построена на фиксации ошибок» . Как правило, страшно получить плохую оценку именно отличникам. Однако это не влияет отрицательно на их успеваемость. А вот двоечники, которым совершенно все равно на оценки, не получают вообще никаких знаний в процессе обучения. Помимо этого, почему это в школе фиксируются только ошибки? Напротив, в школе есть медалисты, отличники получают похвальные листы за отличную учебу, получают призы на олимпиадах и т.д. И никто не фиксирует и не выделяет ничьи ошибки – в школе нет доски позора, на которой перечислены фамилии двоечников. Так что в этом плане, напротив, школа построена на фиксации успехов.

Читаем далее: «В традиционной системе обучения мы даём детям ответы на незаданные вопросы. Дети, садитесь, открываем параграф № 14, тема такая-то. Им эта тема не нужна, они ничего об этом не спрашивали. И всё, что у них рождает такой подход, — глубокое и стойкое отвращение к предмету. Совершенно по-другому проходит естественное познание. Ребёнок видит, что он что-то сделал и вот этот шарик не падает. «А почему?» — думает он. Если в этот момент объяснить причину простыми словами — будет гораздо полезнее, чем заставить ребёнка выучить законы физики» . Следовательно, зачем детям учить математику, геометрию, историю, географию? Это же все скучные параграфы, которые вызывают глубокое отвращение к предмету. Куда лучше пойти в горы или посчитать птичек на дереве. Ну, конечно, это все прекрасно и замечательно. Только получить образование, а затем интересную и достойную профессию, таким способом познания предметов будет практически невозможно. Петрановская очень часто пишет о том, что ребенка надо любить. С этим никто и не спорит. Но разве любовь родителя не включает в себя подготовку ребенка к достойной взрослой жизни?

Вывод из данной публикации можно сделать один: не надо от детей требовать хорошей учебы. Зачем? Они и сами знают, что им нужно. Пусть учат то, что им нравится. Вы их просто любите, и ничего с них не спрашиваете. Потому что, если вы с ребенка что-то спрашиваете, то вы его не любите, как просто ребенка, а любите за что-то. Как всегда, сплошные манипуляции и навязывание родителям чувства вины при любых попытках проявления должной и необходимой родительской власти.

Но это, конечно, не главное. Главное, то, что читается между строк. А читается то, что ребенка нельзя ни к чему принуждать – ни к труду, ни к самоорганизации, ни к дисциплине. Классическая русофобия – это подкожная ненависть к таким проявлениям нашего культурного кода как воля и выдержка, терпение и стойкость, мужество и жертвенность, которые могут быть сформированы в человеке лишь через преодоление определенных трудностей.

Именно этой ненавистью, этим личным порочным пристрастием и продиктован весь творческий порыв Петрановской. И, конечно же, ни к какой детской психологии он отношения не имеет. Петрановская работает не с детьми. Ее «пациентом» и объектом психологического воздействия является современный родитель. Именно в его подсознании она подтасовывает понятия и методично уводит от самого главного – от проявления подлинной родительской любви, которая есть не что иное, как забота о сохранении чистоты детского сердца и возделывания в его душе истинных добродетелей. Настоящая любовь не имеет ничего общего с безответственным попустительством, потаканием лени, инфантилизма, малодушия и прочих низменных наклонностей.

Дорогие родители! Не позволяйте запудривать себе мозги всякого рода манипуляторам, в том числе и весьма профессиональным, которые только и делают, что спекулируют вашей любовью к детям, для проталкивания своей бессмысленной и извращенной картины мира. Когда Петрановская очередной раз скажет: «Любите ребенка за то, что он ваш ребенок. Не воспринимайте ребенка как объект борьбы», то просто вдумчиво разложите это высказывание на конкретные смыслы. Во-первых, ни у одного нормального родителя нет проблем с любовью к детям. Психолог умышленно давит на это, чтобы удобно протолкнуть последующую ложную конструкцию о вашей якобы борьбе с ребенком, под которой по ее задумке должен восприниматься весь процесс воспитания. Всегда помните, что ваша борьба – это не борьба с ребенком. Ваша борьба – это борьба ЗА (!) ребенка, за его душу, за его будущее и за его судьбу.

Читайте также статью «Целомудрие и что ему противостоит», где на примере выступления Людмилы Петрановской говорится, как подобные ей идеологи «свободы» пытаются опоганить святое понятие о целомудрии.

Источники:

http://soznatelno.ru/lyudmila-petranovskaya-vosem-pravil-dlya-rodietely/
http://thequestion.ru/interview/35/lyudmila-petranovskaya
http://vospituy.ru/razoblachenie-lyudmily-petranovskoj-ostorozhno-sovremennyj-psiholog-vyp-2/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector