Почему у меня умер ребенок. Если ребенок умер в родах – это не значит, что его не было. Умер ребенок. Сын умер. Как пережить смерть ребенка — сына или дочери

О клинических исследованиях

Что такое клинические исследования и зачем они нужны? Это исследования, в которых принимают участие люди (добровольцы) и в ходе которых учёные выясняют, является ли новый препарат, способ лечения или медицинский прибор более эффективным и безопасным для здоровья человека, чем уже существующие.

Главная цель клинического исследования — найти лучший способ профилактики, диагностики и лечения того или иного заболевания. Проводить клинические исследования необходимо, чтобы развивать медицину, повышать качество жизни людей и чтобы новое лечение стало доступным для каждого человека.

Как их проводят?

У каждого исследования бывает четыре этапа (фазы):

I фаза — исследователи впервые тестируют препарат или метод лечения с участием небольшой группы людей (20—80 человек). Цель этого этапа — узнать, насколько препарат или способ лечения безопасен, и выявить побочные эффекты. На этом этапе могут участвуют как здоровые люди, так и люди с подходящим заболеванием. Чтобы приступить к I фазе клинического исследования, учёные несколько лет проводили сотни других тестов, в том числе на безопасность, с участием лабораторных животных, чей обмен веществ максимально приближен к человеческому;

II фаза — исследователи назначают препарат или метод лечения большей группе людей (100—300 человек), чтобы определить его эффективность и продолжать изучать безопасность. На этом этапе участвуют люди с подходящим заболеванием;

III фаза — исследователи предоставляют препарат или метод лечения значительным группам людей (1000—3000 человек), чтобы подтвердить его эффективность, сравнить с золотым стандартом (или плацебо) и собрать дополнительную информацию, которая позволит его безопасно использовать. Иногда на этом этапе выявляют другие, редко возникающие побочные эффекты. Здесь также участвуют люди с подходящим заболеванием. Если III фаза проходит успешно, препарат регистрируют в Минздраве и врачи получают возможность назначать его;

IV фаза — исследователи продолжают отслеживать информацию о безопасности, эффективности, побочных эффектах и оптимальном использовании препарата после того, как его зарегистрировали и он стал доступен всем пациентам.

Считается, что наиболее точные результаты дает метод исследования, когда ни врач, ни участник не знают, какой препарат — новый или существующий — принимает пациент. Такое исследование называют «двойным слепым». Так делают, чтобы врачи интуитивно не влияли на распределение пациентов. Если о препарате не знает только участник, исследование называется «простым слепым».

Чтобы провести клиническое исследование (особенно это касается «слепого» исследования), врачи могут использовать такой приём, как рандомизация — случайное распределение участников исследования по группам (новый препарат и существующий или плацебо). Такой метод необходим, что минимизировать субъективность при распределении пациентов. Поэтому обычно эту процедуру проводят с помощью специальной компьютерной программы.

Преимущества и риски для участников. Плюсы

  • бесплатный доступ к новым методам лечения прежде, чем они начнут широко применяться;
  • качественный уход, который, как правило, значительно превосходит тот, что доступен в рутинной практике;
  • участие в развитии медицины и поиске новых эффективных методов лечения, что может оказаться полезным не только для вас, но и для других пациентов, среди которых могут оказаться члены семьи;
  • иногда врачи продолжают наблюдать и оказывать помощь и после окончания исследования.

При этом, принимая решение об участии в клиническом исследования, нужно понимать, что:

  • новый препарат или метод лечения не всегда лучше, чем уже существующий;
  • даже если новый препарат или метод лечения эффективен для других участников, он может не подойти лично вам;
  • новый препарат или метод лечения может иметь неожиданные побочные эффекты.

Главные отличия клинических исследований от некоторых других научных методов: добровольность и безопасность. Люди самостоятельно (в отличие от кроликов) решают вопрос об участии. Каждый потенциальный участник узнаёт о процессе клинического исследования во всех подробностях из информационного листка — документа, который описывает задачи, методологию, процедуры и другие детали исследования. Более того, в любой момент можно отказаться от участия в исследовании, вне зависимости от причин.

Обычно участники клинических исследований защищены лучше, чем обычные пациенты. Побочные эффекты могут проявиться и во время исследования, и во время стандартного лечения. Но в первом случае человек получает дополнительную страховку и, как правило, более качественные процедуры, чем в обычной практике.

Клинические исследования — это далеко не первые тестирования нового препарата или метода лечения. Перед ними идёт этап серьёзных доклинических, лабораторных испытаний. Средства, которые успешно его прошли, то есть показали высокую эффективность и безопасность, идут дальше — на проверку к людям. Но и это не всё.

Сначала компания должна пройти этическую экспертизу и получить разрешение Минздрава РФ на проведение клинических исследований. Комитет по этике — куда входят независимые эксперты — проверяет, соответствует ли протокол исследования этическим нормам, выясняет, достаточно ли защищены участники исследования, оценивает квалификацию врачей, которые будут его проводить. Во время самого исследования состояние здоровья пациентов тщательно контролируют врачи, и если оно ухудшится, человек прекратит своё участие, и ему окажут медицинскую помощь. Несмотря на важность исследований для развития медицины и поиска эффективных средств для лечения заболеваний, для врачей и организаторов состояние и безопасность пациентов — самое важное.

Потому что проверить его эффективность и безопасность по-другому, увы, нельзя. Моделирование и исследования на животных не дают полную информацию: например, препарат может влиять на животное и человека по-разному. Все использующиеся научные методы, доклинические испытания и клинические исследования направлены на то, чтобы выявить самый эффективный и самый безопасный препарат или метод. И почти все лекарства, которыми люди пользуются, особенно в течение последних 20 лет, прошли точно такие же клинические исследования.

Если человек страдает серьёзным, например, онкологическим, заболеванием, он может попасть в группу плацебо только если на момент исследования нет других, уже доказавших свою эффективность препаратов или методов лечения. При этом нет уверенности в том, что новый препарат окажется лучше и безопаснее плацебо.

Согласно Хельсинской декларации, организаторы исследований должны предпринять максимум усилий, чтобы избежать использования плацебо. Несмотря на то что сравнение нового препарата с плацебо считается одним из самых действенных и самых быстрых способов доказать эффективность первого, учёные прибегают к плацебо только в двух случаях, когда: нет другого стандартного препарата или метода лечения с уже доказанной эффективностью; есть научно обоснованные причины применения плацебо. При этом здоровье человека в обеих ситуациях не должно подвергаться риску. И перед стартом клинического исследования каждого участника проинформируют об использовании плацебо.

Читать еще:  Документы на молочную кухню ребенку. Какие документы нужны для получения детского питания

Обычно оплачивают участие в I фазе исследований — и только здоровым людям. Очевидно, что они не заинтересованы в новом препарате с точки зрения улучшения своего здоровья, поэтому деньги становятся для них неплохой мотивацией. Участие во II и III фазах клинического исследования не оплачивают — так делают, чтобы в этом случае деньги как раз не были мотивацией, чтобы человек смог трезво оценить всю возможную пользу и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Но иногда организаторы клинических исследований покрывают расходы на дорогу.

Если вы решили принять участие в исследовании, обсудите это со своим лечащим врачом. Он может рассказать, как правильно выбрать исследование и на что обратить внимание, или даже подскажет конкретное исследование.

Клинические исследования, одобренные на проведение, можно найти в реестре Минздрава РФ и на международном информационном ресурсе www.clinicaltrials.gov.

Обращайте внимание на международные многоцентровые исследования — это исследования, в ходе которых препарат тестируют не только в России, но и в других странах. Они проводятся в соответствии с международными стандартами и единым для всех протоколом.

После того как вы нашли подходящее клиническое исследование и связались с его организатором, прочитайте информационный листок и не стесняйтесь задавать вопросы. Например, вы можете спросить, какая цель у исследования, кто является спонсором исследования, какие лекарства или приборы будут задействованы, являются ли какие-либо процедуры болезненными, какие есть возможные риски и побочные эффекты, как это испытание повлияет на вашу повседневную жизнь, как долго будет длиться исследование, кто будет следить за вашим состоянием. По ходу общения вы поймёте, сможете ли довериться этим людям.

Если остались вопросы — спрашивайте в комментариях.

Как пережить смерть своего ребёнка?

Утром он прыгал на диване, веселился и громко хохотал, а после обеда его не стало, он умер на моих руках… ему было 2,5 года… Казалось, что это жуткий сон, от которого скорей хочется проснуться. Но нет, это реальность и это случилось с нами и нашим Елисейкой…

Почти весь следующий день мы провели Следственном комитете, где нам всматривались в глаза и задавали множество вопросов. Только после этого, нам дали разрешение на захоронение. Днём нас окружают родные и друзья, с приходом темноты и ночи охватывает ужас и страх, вперемешку с огромной тоской и тяжестью в груди. Мозг не понимает и не осознаёт, что делать и как жить дальше? Я не могу представить, что уже никогда не увижу своего малыша, не услышу его радостные крики. Весь дом наполнен его вещами, предметами и игрушками. В первый день было желание всё убрать с глаз. Но, я остановился. Стой, папа, это твой сын и это его вещи, а его душа рядом! Не будь эгоистом, не нужно думать только о себе!

24 января 2016 года будет сорок дней, сегодня только 8 января и я начал писать и создавать этот сайт. Почему я это делаю? Не знаю. Наверно мне так становится легче, хочется выговорится и поделится. Кроме этого, моя же информация здесь каким-то образом уравновешивает меня, даёт мне ответы на многие вопросы. Кто-то их будет пытаться оспорить, но я прошу не делать это. На данном сайте я это исключил. Кто-то согласится и примет их так же как я. Возможно, это слова самоуспокоения, а возможно нет…

На третий день я только решил всё рассказать своей маме, ей до себя, она в преклонном возрасте, у неё одна из последних стадий рака. Это было ужасно, вновь описывать подробности того дня, смерти своего сына… Старшая пятилетняя дочка ещё не знает о произошедшем. Мы решили не говорить ей пока об этом, для неё, он в больнице. Через пару недель она начала задавать уже настойчивые вопросы, плакать, что его нет рядом. Это ещё больше режет сердце…

В первые дни, выплакивается самое большее количество слёз. Я пару дней пытался успокоить себя при помощи алкоголя, а позже, несколько дней вместе с супругой принимал какие-то успокаивающие таблетки. Алкоголь не помощник, поверьте мне! Затуманенному алкоголем мозгу всё равно нужно возвращаться в реальность, а в этой ситуации будет сложней и тяжелей вдвойне.

На ум пришла мысль почитать в Интернет о смерти детей. Одна из первых статей очень впечатлила меня. Её написала Элина, которая так же, пережила смерть своего ребёнка. Я распечатал статью и она стала для нас некоторым «руководством» к действию. Мы начали учиться работать со своим мозгом, пытались контролировать свои мысли. Это очень и очень сложно, особенно в такой период. Так же, я скачал примеры антистрессовой гимнастики, в основном дыхательных упражнений, которые приходилось применять в первые дни. Я начал стараться пользоваться советами Элины. С книжной полки была взята купленная несколько месяцев назад книга о Фиделе Кастро. Она была прочитана очень быстро и на её замену пришла другая литература. Основным толчком к большому осмыслению и стали встречи с двумя церковными батюшками, от которых я получил первую и основную для себя информацию. Это была именно та информация, которую я хотел слышать и меня она устраивала.

Мне сейчас 43 года и раньше я никогда намеренно не посещал Церковь. Обычно это происходило по поводу чьих либо крестин, или венчаний. Сегодня всё по другому. Церковь стала источником вдохновения, я начал посещать её, читать литературу, изучать правила и порядки. Я согласен с тем, что мой малыш при Господе Боге, он призвал его к себе и ему там лучше! Дети, которых Господь забирает в таком возрасте, полностью чисты и безгрешны, они попадают прямиком в Рай! Наш малыш навсегда в нашем сердце, он с нами рядом, только он невиден и безмолвен. Существуют другие Миры, высокие и более тонкие материи, которые нам тяжело даже представить. Мой малыш там, он Ангел, которого Бог оградил и избавил от будущей грешной жизни, в которой может быть он и сам не захотел бы участвовать. Мы думаем и плачем вспоминая физическое тело, об его утере, но мы не знаем, а хорошо ли могло бы быть в будущем здесь нашему малышу. Мы эгоистичны и думаем в этот момент о себе, как нам тяжело. Никто не знает, каким бы он вырос и смог бы вписаться в это жестокое и грешное общество. Господь дал, Господь забрал обратно, это суть жизни и не нам это решать. Все мы здесь временно, каждому отведено определённое количество времени, что бы успеть подготовиться к другой жизни, в другом Миру. А мой Ангелок теперь в Царстве Небесном и он позаботится о нас.

  1. Плачьте, это естественные и честные слёзы скорби. Будет легче.
  2. Не терзайте себя, не причитайте и не ищите ответы на вопросы: За что и почему? Почему именно он? За какие грехи? Чем больше будете ими интересоваться, тем будет ещё тяжелей! Ответ один – НА ВСЁ ВОЛЯ БОЖЬЯ!
  3. Первые дни, Ваш мозг открыт и беззащитен, можно сказать — оголён. Будьте очень внимательны, можно попасть под влияние многих недоброжелательных людей или сект. Держите себя в руках!
  4. Не разговаривайте с умершим ребёнком. Этим могут воспользоваться бесы! Лучше поговорите со священником, одним или несколькими.
  5. Будет очень хорошо и здорово, если с Вами, в вашей квартире (доме) какое то время поживут друзья или родственники.
  6. Старайтесь как можно чаще переключать свой мозг на другие мысли. Жизнь не остановилась для Вас, она продолжается. Впереди будет новый подъём и уровень жизни. Родители, которые теряют своих детей и достойно переживают, это особые люди!
  7. Вспомните своё давно забытое хобби. Если такого не было, найдите его для себя и займитесь им! Я вот продолжил с ещё большим энтузиазмом делать домашний ремесленный шоколад, которым начал заниматься несколько месяцев назад. Супруга вновь начала заниматься фитнесом, пытается сесть за изучение иностранного языка по книжному и видео самоучителям.
  8. Начните читать книги! Пусть это будут любовные романы, исторические или приключенческие рассказы, истории жизни и известных людей и многое другое. Я достал с полки давнишние книги, стал покупать новые, которые сегодня стали интересны мне.
  9. Начните обязательно заниматься любыми физическими упражнениями, будь то обыкновенная гимнастика или тяжёлые упражнения. Купите себе гантели и боксёрскую грушу для битья.
  10. Ходите в гости к своим хорошим друзьям и знакомым, принимайте гостей дома, общайтесь на отвлечённые разнообразные темы. Только без застолий и алкоголя, а за скромной чашкой чая или кофе. Не замыкайтесь!
  11. Если Вы верующий человек, это хорошо, старайтесь чаще посещать Церковь. Если нет, то начните ходить туда, это помогает и поддерживает, поверьте мне. Я мало чего понимаю пока в службах и порядках, но с интересом изучаю это. В Храме можно встретить много хороших, искренних, добрых и отзывчивых людей. После Службы, на душе легчает. Не вздумайте отворачиваться от Бога, виня его в произошедшем!
  12. Если у Вас ещё есть дети, то думайте о них, что ещё потребуются силы вырастить и поднять их, так что раскисать долго нельзя, нужно приходить в себя и продолжать жить! Если у Вас это был единственный ребёнок, не отчаивайтесь. Обязательно рожайте! Господь обязательно поможет в этом, а Ваш Ангелок вложит в его душу всё самое лучшее, что было у него!
  13. Позже, время от времени, будет «накатывать» очередная сердечная тоска и скорбь, будут снова литься слёзы, приходить разнообразные мысли и тяжёлые воспоминания. Берите себя в руки! Нужно время, которое как известно, лечит. Дай Бог Вам сил и выносливости, мужественного терпения и стойкости.
Читать еще:  Во сколько дети начинают ползать и сидеть. Как привлечь ребенка к ползанью? Во сколько начинают ползать девочки

«Вышла из роддома со справкой о смерти». Личный опыт мамы, ребенок которой умер вскоре после родов

4 января 2019 в 9:00
Марта Вишневская (имя изменено по просьбе автора) / Фото: pinterest.com / LADY.TUT.BY

Я решилась написать этот текст, потому что стала свидетельницей одной ситуации: две барышни обсуждали общую знакомую — мол, ей уже за сорок, а она все не замужем и детей нет.

Дело в том, что я знала эту женщину и то, что когда-то она была замужем. И ребенок у нее тоже был, только умер спустя несколько часов после рождения. Но кому это интересно? Мало кто из женщин признается или проговорится о том, что они вроде как тоже мамы, но не совсем. Потому что их дети умерли, едва появившись на свет.

Если честно, рассказывать о том, что у тебя умер ребенок в родах, отчего-то неловко. Как и шестнадцать лет назад, так и сейчас. Ты как будто проживаешь жизнь в каком-то неизвестном тебе статусе. Когда ты вроде стала мамой, но не совсем. И вроде как не имеешь права так называться. Ведь ты не качала своего ребенка на руках ночами. Не кормила грудью, не гуляла с коляской по парку. Все, что тебе досталось, — это прожить девять месяцев вместе с ним, пока ребенок находился внутри твоего живота, а потом получить свидетельство о смерти.

И хорошо, если ты вписала в бумажку то имя, которое выбрала, пока носила ребенка в себе. Может быть и так, что придумываешь его наспех, чтобы заполнить несчастный листок.

И ты со своим горем остаешься совершенно одна. Как женщина, как мама… Но вынуждена коммуницировать с огромным потоком людей, которые видели тебя с животом. На радостный возглас коллег: «Ну что, как назвали»? — отвечаешь скомканно: «Она умерла. Назвала так-то». И тонешь во взглядах, полных сочувствия и смущения. Пытаешься как-то спасти этот неловкий момент, сместить вектор на что-то другое вроде: «А погода сегодня чудесная! Как твои дела?». И ожидаешь, когда же собеседник аккуратно попрощается с тобой.

А потом рыдаешь на дне ванны, еле сдерживаясь, чтобы не полоснуть по венам бритвой. И, прогуливаясь по городу, отовсюду слышишь плач младенцев и замираешь, глядя на матерей, которые устало и счастливо поднимают детей на руки.

Ты ждешь, когда закончится этот период знакомых и друзей, которые в курсе твоей ситуации, чтобы перестать отвечать на вопросы. Чтобы замереть в коконе личной драмы и попытаться ее пережить. Чтобы не слушать: «Ну ничего, еще родишь», «Господу виднее».

Ты помнишь, как в роддоме тебя переселили в отдельную палату. Врачи понимали: той, у которой ребенок умирает в реанимации, не место среди мамочек. Тут надо деликатно. Кто знает, что будет через пять минут, через два часа, через сутки.

Через два дня мужской голос сообщит сухо: «Ваш ребенок умер». И тебе дадут один день, чтобы закрыться в палате и выплакаться. Принесут таблетки, чтобы пропало молоко. И еще одну — «для сна».

Благодаря таблетке «для сна» погрузишься в странное зыбкое состояние, и происходящее станет будто сном из мультфильма «Ежик в тумане», где ты бредешь в одиночестве и ищешь уже несуществующего человека.

Читать еще:  Как повысить иммунитет ребенку (2 года): лекарственные препараты и народные средства. Как повысить иммунитет ребенку после пневмонии и антибиотиков? Причины частых простуд

До выписки будешь слышать, как ночами плачут младенцы, и, вслушиваясь в тихое плаксивое мычание, впервые не раздражаться детским криком.

Выписываешься тайно, выходя из роддома со справкой о смерти. Проходишь через главный вход с понурой головой, без цветов и поздравлений, с грудью, еще полной молока, и болью до краев души. С мутной головой от таблеток «для сна». Их действие продлится еще пару суток, а потом, когда похороны и родственники вокруг суетливой толпой, вдруг прекратится. И ты ощутишь, что такое быть оголенным проводом и бить током без разбору каждого, кто до тебя дотронется.

Запомнится с того дня лишь укол успокоительного от приятельницы-врача и гроб размером с походный рюкзак, опущенный в землю. А потом, дома, за поминальным столом будут разговоры о том, что зима выдалась холодная, «ты где праздновать Новый год будешь?» — полушепотом, чтобы ты вроде как не услышала.

Ты думала, что худшее — это все пережить. Окажется — нет. Худшее — это стать тем самым неопределенным статусом, когда поддерживать тему материнства в кругу знакомых будет очень неловко. Ты ведь в курсе: какие анализы надо сдавать, токсикоз, тяга к сладкому, слезливость и раздражительность, а потом — подготовка к родам. И сами роды — мучительные, но в предвкушении того счастья, когда забудется вмиг и боль, и унижение от самого процесса.

Ты вроде бы можешь поучаствовать в диалоге, но осекаешься: а стоит ли? Ведь придется признаваться в пережитом, а на это ты не способна. Как и врать, что, мол, подруга рассказывала. И ты выключаешь себя из этой жизни. Делаешь вид, что не в курсе, каково это — девять месяцев носить под сердцем ребенка и ожидать его рождения, проживая все этапы триместров.

И обязательно кто-то, кто не в курсе, скажет тебе: «Вот родишь — тогда поймешь». Или: «Ой, ты такая худая, но забеременеешь — поправишься». А ты ничего, молчишь и держишься за невидимый столб внутри тебя, за нечто уставшее внутри, что зовется душой.

Через какое-то время решаешься снова стать мамой. И от мысли, что придется пройти все это заново, становится плохо вплоть до панических атак.

На радостные возгласы и поздравления ты не реагируешь. Даже хамишь. Ну не можешь ты радоваться и прыгать, как дрессированная кошка, от того, что внутри тебя ребенок. И просишь заранее ничего не говорить, не покупать. И сама ты ничего не покупаешь. Ни кроватки, ни подгузников, ни распашонок.

«Суеверная что ли?» Тебя пытаются «зарядить позитивом», а ты думаешь только о том, как не разреветься и не сказать правду. О том, что не суеверие это, а знание, каково это — возвращаться в квартиру и не понимать, куда теперь деть упаковку подгузников, погремушку, нежные белые пинетки, связанные бабушкой. Ты находишься среди детских вещей и сходишь с ума, а ночами слышишь фантомные удары ножкой внутри живота и комкаешь рукой те самые пинетки белого цвета.

Все девять месяцев второй беременности тихо ревешь в ванной, чтобы не видел муж. Никому не говоришь, как тебе страшно. Что ты не знаешь, каково это родить — и обнять собственное дитя, в твоей памяти лишь человечек под колбой в проводах, а потом в гробу. Ни крика на память, ни ручки на ладони.

В роддоме другие беременные будут спрашивать: «Ребенок первый»? Остается только врать. Только каждый раз в этом вранье ты предаешь себя и ту девочку, у которой уже было имя.

А сколько женщин, так и не решившихся на вторые роды? Тех, кто смирился с обыденными замечаниями: «Будь ты мамой, поняла бы»… И снова, и снова хоронить дитя, которое, так случилось, прожило всего лишь несколько часов.

Однажды, когда думаешь, что призраки прошлого все-таки тебя отпустили и ты научилась врать, что мама одного ребенка, прошлое настигает.

Спустя несколько месяцев после похорон я поделилась произошедшим со своей учительницей, которая пережила тот же опыт. Хотелось поговорить, не притворяясь, обо всем этом — реанимации, реакции врачей, похоронах и груди, которая болела от бесхозного молока.

А через десять лет узнаешь — та учительница поделилась сомнениями с другим педагогом твоей школы: «Скорее всего, у нее ребенок не умер. Это она все придумала, потому что родила без мужа. А сама ребенка в детдом отдала. Она, когда все это рассказывала, не плакала. А была бы мамой, похоронившей дочь, рыдала бы».

Слухи рождаются быстрее, чем дети, и вот ты уже не мама, потерявшая дочь, а дрянь, которая сдала ребенка в детский дом. «Потому что не плакала» — такой аргумент без права оправданий. Ты сидишь, держишь в себе все это дерьмо, которое на тебя вывалили, чтобы ты знала о сплетнях (и хорошо, что сказали), и не понимаешь, почему люди настолько циничны. Даже те, кто вроде пережил то же самое, что и ты.

Понимаете, почему о мертвых детях лучше никому не рассказывать? Ты отчего-то всегда виновата. Всегда вынуждена оправдываться.

И ты берешь свидетельство о смерти и просишь мужа отвезти его в школу и положить той учительнице на стол. Со словами: «Пожалуйста, перестаньте распространять сплетни, что ваша бывшая ученица сдала ребенка в детский дом. Вот справка. Убедитесь». А потом испытываешь стыд за то, что пришлось все это делать.

Кто-то спросит: а зачем мне все это знать? Мир жесток, люди умирают, и это не новость. Я помню, как будучи беременной, поделилась с одной женщиной, что мне тяжело сейчас быть в положении. Потому что я уже была в этом статусе, но ребенок умер. И она сказала мне: «Ну и не надо было мне этого говорить. О таких вещах не сообщают».

Я все пытаюсь понять — почему? Почему женщины должны стесняться того, что они стали мамами без ребенка? Почему чувствуют себя виноватыми за то, что говорят правду?

Почему обязаны оберегать чувства других людей, но при этом сталкиваться с пренебрежением, с таким фидбеком, будто ты спекулируешь на жалости.

Да, иногда дети умирают, едва родившись, и, к сожалению, это происходит гораздо чаще, чем многие думают. Просто огромное количество женщин об этом не говорят, не признаются — они молчат. И многие даже не представляют, сколько знакомых женщин утаивают эту правду.

Но мы прячемся в обычной жизни, рассказывая все, как есть, лишь гинекологу. Потому что знаем, что, рассказав, снова почувствуем себя виноватыми, не такими, как все. Хотя вселенная сделала больно — тебе.

Источники:

http://yandex.ru/health/turbo/articles?id=2463
http://www.baby.ru/community/view/77360945/forum/post/443472817/
http://lady.tut.by/news/life/621411.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector